NC-21 | городская мистика, хоррор | США | ноябрь 2016
Годфри - не тот город, куда захочется приехать на экскурсию. В Годфри нет достопримечательностей и дорогих отелей, в Годфри даже школы нет. В Годфри приезжают, когда не находят места для себя в целом мире. В Годфри приезжают прятать своих бесов или же прятаться от них же. В Годфри приезжают те, кого он зовет. Прислушайся, может, он зовет и тебя.

Janosh Novac

Поднимаясь по крыльцу, сплетая подрагивающие паутинкой нити меж ладонями, некромант отнюдь не рассчитывал на тёплый приём.

21.07 доработан и дополнен большой объем матчасти форума, произошли некоторые технические изменения. подробнее в новостях
ЖИВЫЕ: 420 | НЕ МЕРТВЫЕ: 480

Down In The Forest

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Down In The Forest » архив незавершенных эпизодов » 23.08.2016 | Something is rotten in the state of Denmark.


23.08.2016 | Something is rotten in the state of Denmark.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

SOMETHING IS ROTTEN IN THR STATE OF DENMARK
http://i9.pixs.ru/storage/7/6/1/krLMKgif_8279581_26080761.gif
Trevor Morris–The Borgias Main Titles (OST - The Borgias)

Hector Ward, Janosh Novac, Alexander Lynch. Hannah McKinney

Библиотека комьюнити-колледжа Годфри. Пол десятого утра. На улице ясная погода.

Какое место может быть спокойнее и умиротворённое, чем храм знаний? Университет столетия назад был сосредоточием святости, сознания и познания. Но в двадцать первом веке нет ничего святого или запретного. И именно этой идеи придерживался тот, кто оставил в лекционной круглой аудитории четыре стула и трех сидящих фигур. Лица мертвых, облаченных в странные костюмы, были направлены на круглый стол внутри их круга. А на столе лежали органы испещренные странными знаками, окружая пустое пространство плотным кольцом. И что самое ужасное, кажется, в этой зловещей инсталляции чего-то не хватало…но только чего, а может кого?

Отредактировано Hannah McKinney (2017-05-05 10:40:14)

+5

2

Вторник, утро, восемь часов – это как раз то время когда все добросовестные работники трудятся в поте лица, не думая ни о перерыве на кофе, ни о скором обеде. Полицейский участок Годфри никогда не пустует, преступники, воры, насильники, людоеды и кровопийцы с завидной частотой курсируют в обезьянник, затем в недалеко расположенную тюрьму, а после на свободу, чтобы через какое-то время опять попасть в участок Города, повторяя этот адский круг раз за разом, пока кто-то не убьет настырного нарушителя закона. В противовес этому исправлялись и исцелялись только единицы из них, многих преступников Уорд уже знал по фамилии, имени, по запаху и даже мог с закрытыми глазами описать доскональный потрет того или иного неудавшегося серийного маньяка или грабителя. Даже долгая жизнь немертвых ничему их не учила…
Но сегодня работать шериф в поте лица был не готов, вместо этого оставив на столе стопку нераскрытых дел, изъеденных его пальцами и глазами до дыр, он направился курсировать на мотоцикле по городу с целью выписать несколько штрафов за стоянку в неположенном месте, за переход улицы в неразрешенном месте или торговлю без лицензии. С одной стороны Уорд создавал бурную деятельность, а с другой уходил от тех дел, которые стояли острыми метафорическими гвоздями в его горле уже какую неделю. Так бы шериф и провел свое утро, наслаждаясь бездельем и руганью с местными, если бы не поступивший звонок на его личный номер…
Девять часов утра тридцать одну минуту показывали старинные высокие с курантами часы в библиотеке университета. В помещении как и во всем крыле не было ни единой живой души, кроме шерифа. Ректор компьюнити колледжа, светловолосая женщина за сорок, в данный момент находилась вместе с преподавателем истории и политики в своем кабинете, отпаивая учителя с благородной сединой коньяком, валидолом или чем-то похожим. Именно преподаватель истории и политики был первым, кто обнаружил кровавую инсталляцию в аудитории перед занятиями.  Мрачная атмосфера зависла над университетом, но студенты были не в курсе о произошедшем, только байк шерифа привлекал внимание, оставленный на стоянке.
Гектор сидел в мягком откидном кресле за одним из немногочисленных рабочих столов, наблюдая через окно первого этажа библиотеки за обстановкой во внутреннем дворе, прокручивая в руке свой телефон и ожидая прибавления в отряде…Ханна и Алекс были вызваны полчаса назад, короткими фразами «тащите свои задницы в библиотеку колледжа, есть дело». С представителем гражданских Яношем Новаком, успевшим за год заслужить определенную репутацию, же Уорд лично не связывался, поручив это дело сотруднику в офисе. У некроманта имелись неоплаченные штрафы за парковку, которые могли быть легко забыты и погашены в случае оказания помощи полицейскому участку. Почему-то увиденное в соседней круглой аудитории точно давало Гектору понять, что в данном случае одним судмедэкспертом обойтись не получилось бы. Более того посмотреть на работу некроманта было любопытно как и составить о нем более детальный собственный портрет и характеристику. Возможно, Новака с его дочерью следовало гнать взашей из города пока тот не успел натворить дел?
Одним словом Уорд стягивал силы, ожидая их прибытия. Более того мысль вывести «волчат» на серьезную сверхъестественную охоту, кинуть их в самую гущу, доставляла определенное удовольствие Гектору, он собирался придерживаться установленного ранее плана – вторник не день для работы в поте лица, стоило напрячь кого-то другого.

+5

3

Вторник, да? Александр ненавидел вторники. Хотя бы потому, что во вторники он, по обыкновению, сталкивался с большим объёмом работы, чем обычно. Вообще, на него и так валилось много всего, но до этого момента жаловаться не приходилось. Он слишком любил быть полицейским. Слишком любил носить сине-чёрную форму. Слишком любил все составляющие своей нелёгкой опасной службы, и даже бумажную волокиту готов был терпеть. Да что там, все нападки шерифа, неприкрытые оскорбления и унижения – всё готов был вынести ради того, чтобы гордо нести на своих плечах сине-чёрную форму. Это можно было назвать фанатизмом или списать на до сих пор не унявшийся юношеский максимализм – неважно, что являлось причиной такого рвения к добросовестной службе, Алекс до сих пор оставался в участке Годфри, и был несказанно рад этому.
Вторник, да? Теперь, учитывая всё сказанное выше, можно было утверждать, что Александр обожал вторники, потому что они были полны плодотворной работы полицейского, которую мужчина так обожал.
- Что там, Ханни? – Встрепенувшись, спросил Астрал, поднимая взгляд на напарницу, сидящую за столом напротив.
Он даже немного приподнялся со стула, испытывая жгучее нетерпение, словно перед полнолунием. Будь сейчас у Александра хвост, он неустанно вилял бы им, демонстрируя своё нетерпение.
- Тебе ведь шеф звонил, да? – Как можно спокойнее поинтересовался Линч, старательно сдерживая глупую улыбку, но блеск в голубых глазах выдавал его с головой.
Глупый волчонок – это, несомненно, про него. Готов мчаться хоть на край Земли по первому зову начальства. Не важно, зачем, неважно, куда, главное – что-то случилось, его позвали, и ему нужно непременно быть там.
Алекс был очень удивлён, когда узнал, что их с Ханной место назначения –  колледж, единственное учебное заведение в Годфри. По пути от машины до главного входа, молодой человек не удержался от того, чтобы подарить парочке милых студенток одну из своих очаровательных улыбок, однако ничего больше он не делал, дабы не нервировать шагающую рядом с серьёзным лицом МакКинни.
- В чём дело, шеф? Что стряслось? – Бодро поинтересовался Линч, подходя к задумчивому мистеру Уорду и попутно брякая ключами от машины, зажатыми между указательным и средним пальцами правой руки.
Остановившись перед шерифом, Александр вообще перестал издавать звуки и, подняв темные очки на лоб, немного озадаченно заглянул в задумчивое лицо Гектора. Затем взгляд голубых глаз быстро переметнулся к напарнице, которая стояла рядом столь же серьёзная и, по всей видимости, недовольная. Да, похоже, Линч единственный из присутствующих здесь радовался тому, что, наконец, выбрался из четырёх стен полицейского штаба. Чтобы и дальше не выставлять себя полным идиотом, Астрал окончательно снял солнечные очки и убрал ключи от машины в карман синих штанов. В воздухе нарастала, мягко говоря, напряжённая атмосфера, а может, она и раньше здесь была такой, просто молодой оборотень в погонах не в состоянии был её сразу почувствовать из-за внезапного приступа совершенно необоснованной радости. Нет, причина этому, конечно, была – его, наконец-то, вызвали на дело. Но радоваться-то чему? Сегодня же вторник, да? Значит, на плечи офицера Линча и помощника шерифа МакКинни сейчас непременно свалится нечто тяжёлое.

+4

4

- I'm out of my head
Of my heart, and my mind
Cause you can run
But you can't hide...

Не так планировалось сегодняшний день, с самого встреченного рассвета предвещавшее яркую небесную синь и тёплое солнце, совершенно не так. По возвращению домой был намечен непродолжительный сон, неторопливый завтрак, а после – работа в мастерской на чердаке. Найденные в лесу кости и фрагменты, в основном животные, но частью и человеческие; старые, порядком очищенные природой и временем, требовали обработки. Они почти пели в руках, вселяя образы того, чем могут стать: какие-то будут превращены в амулеты и талисманы, иные покроются орнаментом резьбы и причудливых символов став украшением дома, своего и чужого, другие будут лишь заготовками для чего-то куда более сложного... Конечно, перед этим всех их ждала очистка и ряд процедур, должных подготовить находки к шлифовке и обработке. Ничего примечательного. Самый обычный, свободный от экспериментов с периметром или каких-либо бытовых забот расслабленный день.
У судьбы, конечно, были иные планы, заставившие некроманта выкинуть нехитрый график в урну. Звонок из полицейского участка сам по себе настораживал, будя старые привычки и подозрительность – было вероятно многое, слишком многое с учётом былого в Годфри – и отсутствие должных (и внятных) объяснений отнюдь не заставляло умолкнуть мысли. Слова "комьюнити-колледж" и "личный вызов шерифа" в одном предложении настораживали втройне... и утроенный будили интерес. Представители власти приглашают некромантов на место преступления лишь с одной, весьма понятной целью, не нуждающейся в пояснениях. Предвкушение с лёгким волнением пополам, к счастью безосновательным, как подтвердило СМС, покалывало кончики пальцев Яноша в такт доносящейся из динамиков песне.
- Sneaking in the pain
Every truth becomes lies
I won't trust myself
Once I hear your call...

«Похоже, нечто крупное». – Паркуясь, на сей раз с осторожностью и в положенном месте – штрафы начинали забавлять, но учебное заведение призывало к банальной осторожности, да и пример подавать надо – магик вышел из машины, перебрасывая ремень небольшой сумы с рабочим инвентарём через плечо, направляясь внутрь. – «Судя по отсутствию сколько-нибудь заметной паники, огласке случившееся не предавали. Пока. Что-то личное?»
- Нет, сомневаюсь...  – Огибая немногочисленных студентов, стремясь в означенное крыло, Ворон припоминал ту относительно небогатую информацию о шерифе Гекторе Уорде, доставшуюся от расспросов и слухов. Шериф Годфри не слыл и не казался кем-то, способным использовать личное положение, дабы замять нечто личное. А вот не допустить распространения слухов, оставив дело прерогативой исключительно полиции? Вполне. Оборотням свойственно ревностно беречь сохранность "владений", страх же, заразный и ползучий словно плесень, прекрасно разъест основы любой стабильности и порядка. Понятные и простые мотивы, ясные как сегодняшний августовский день – более того, разделяемые самим Новаком.
Ему и его дочери было здесь жить, а последней и учиться в этом самом колледже. Как сейчас, сегодня.

Приметив издали чёрно-синий полицейский мундир, мужчина не стал окликать его – их; присмотревшись, он заметил идущую вровень с ним девушку, на его памяти вроде бы бывшую помощницей шерифа – но просто ускорил шаг, обогнув вынырнувшую из кабинета группу студентов. Зная, в каком крыле его будут ждать и где примерно располагается местная библиотека, он нисколько не удивился встреченной пустоте этой части здания и только приветствовал прокладывающих путь полицейских, сыгравших роль путеводной нити к нужному месту. Но не вместе с ними; казалось корректней появиться вскоре после непосредственных подчинённых шерифа, пусть даже на минуту-другую. Заодно позволило бы переку... нет, не здесь. Позже, после всей работы, пусть даже кости заныли желанием получить свою дозу дыма. Тихо ругнувшись и проверив ещё раз содержимое сумки, Ворон выждал с минуту и только затем двинулся следом к двери кабинета, стукнул несколько раз и лишь затем вошёл. Подоспев, как оказалось, к начавшему звучать ответу шерифа своим подчинённым. Довольно напряжённому ответу, как показалось некроманту по успевшим отзвучать звукам речи оборотня.
- Доброе утро. – Неторопливо приветственно кивнув присутствующим в кабинете, мужчина прошёл вовнутрь. – Янош Новак, прибыл по вашему вызову, шериф Уорд. Внимательно слушаю вас и готов приступить к работе.
«Что же ждёт нас дальше, мистер Гектор Уорд...? Чтобы это ни было, вас оно тревожит куда сильнее любой обычной смерти, нюхом чую».

+5

5

Вторник. Очередной будний день в полицейском участке, начавшийся с утра в этом же самом участке, сменившим ночь... сами знаете где. За это Ханна и ненавидела выходные. Казалось, всего два дня, два долбанных дня вне архива, но потом ты расплачиваешься сутками расхлебывания беспорядка по неправильно заполненным делам, обзваниваешь заново потерпевших, подмечая пропущенные вопросы и нечетко сформулированные протоколы. И все это со второй половины понедельника, олицетворяющего начало "веселенькой" недельки. Аккуратно прошитая папка поглотила очередной желтый листок старого образца. Новая белая бумага для принтеров закончилась еще к трем часам ночи. А секретарь Лэйберман был настолько неповоротливым толстозадом, что даже вышестоящая МакКинни понимала - проще и быстрее будет заскочить в канцелярский магазин самой. Ей бы выдержку и радость Алекса, бодро улыбающемуся со своего стула. Хотя... поспи она хотя бы пару часов сегодня, может, была бы более добрее, чем неунывающий напарник.
"Точно! Гектора же нет. Диван пустует. Так какого черта?"
Устало вздыхая и потягиваясь, она как раз раздумывала над тем, кого попросить постоять на "шухере", пока она будет сладостно дремать в кабинете шерифа. В конце концов, половина отдела является ее должниками за весь тот переделанный за сутки труд. Другая половина же просто не посмеет возразить. Глаза слипались. И она, прохрустев косточками затекшей шеи уже готова была встать и  сделать несколько шагов в сторону заветной двери, скрывавшей за собой мягкость старой мебели, пахнущей Гектором. Лежать на его диване! Ну разве не самый быстрый и умиротворенный способ уснуть! Вот только звонок телефона не дал ей возможности отдохнуть.
- Да...МакКинни... слушаю... да, сейчас будем, - оттренированный тысячей рапортов голос сухо ответил по всем правилам начальству, пока сердце замирало в наслаждении от дыхания шерифа в трубке, а на лице расплывалась счастливая улыбка сразу после того, как связь оборвалась.
- Что там, Ханни? Тебе ведь шеф звонил, да?
Линч. Снова этот его голос, полный силы, бодрости и слишком явного любопытства. Однао сейчас, когда Ханна была разморена сонливостью и влюбленностью, ему было подобное простительно. Вставая и проверяя значок с кобурой, она кивнула в сторону ключей на своем столе.
- Собирайся, Алекс. У нас, кажется, макруха.

Мечта МакКинни-младшей исполнилась ровно на двадцать минут. Именно столько времени потребовалось напарнику, чтобы довести их до места. Мало времени для сна, но дареному коню в зубы не смотрят, и даже за эту блаж можно было поблагодарить бога, разлепляя глаза на ходу и морщась от резкого хлопанья дверцами. Помощница шерифа не должна была выглядеть потрепано и совсем мертво. Даже в глазах сослуживцем. И потому, приличия ради одним взглядом давая понять напарнику, что они вовсе не в ночном клубе, где молодой волчонок может нюхать каждую юбку, она двигалась четко и не позволяя спине сгорбиться под натиском усталости. Хотя голубоватых кругов под глазами не отменил никто...
Наверно, надо было наслаждаться видами архитектуры, оглядывать студентов на признаки наркотического опьянения или просто что-то говорить. Но вместо этого Пчелка предпочла хранить молчание, следуя за Алексом и каким-то случайно пойманным торопящимся гиком, по требованию ведшего их в сторону библиотеки, а заодно обдумывать то, в какую же задницу хочет закинуть их Гектор. Не случайно же поднял на дело вместе с ним. Мог бы и обычным скидыванием материала обойтись, не дожидаясь своего выводка.
Вот и оказавшись перед лицом самого сэра Гектора Годфрийского, вытянувшись по струнке и едва сдерживаясь, чтобы не приобнять за шею и не попросить отпустить ее к чертям собачьим отсыпаться, желательно с ним самим, но она и фотографиями может обойтись, она боялась смотреть ему в глаза. Предчувствие надвигающегося сложного дела щекотало и так некрепкие нервы.
- В чём дело, шеф? Что стряслось?
Вообще, именно она должна была задавать этот вопрос. Ну и ладно. Какая нахер разница? Ей бы сейчас не упасть прямо посреди помещения, посапывая в знак абсолютного пофигизма по отношению к вызову. Да и зрителей здесь нет, чтобы мериться выслугой и званием. Сдерживая зевок, Ханна даже не услышала, как приоткрылась двери и спокойные шаги приблизились. Лишь запоздало заторможено повернулась в сторону голоса, чтобы окончательно взбодриться.
-  Доброе утро. Янош Новак, прибыл по вашему вызову, шериф Уорд. Внимательно слушаю вас и готов приступить к работе.
"А вот это, черт возьми, неожиданность!" - шокировано констатировала она, во все глаза пялясь на всего пару раз виденного в городе магика. Новак. Или "Вшивый поляк", как его звала Берта. Кое-кто говорил, что он держит в подвале труп жены. Кто-то, будто труп как раз таки его дочь, а особо изощренные выдумщики вообще сочиняли, будто поляк и сам давно мертв. В подобные россказни Ханна сама не верила, однако это не мешало ей испытывать какой-то природный страх перед лицом его профессии  дрессировщика трупов. Помножить еще на то, что она вообще остерегалась магиков, как и почти каждый второй житель Города. И казалось странным, что сам Уорд в разрез со своим нарцисизмом вдруг призвал помощь со стороны.
- Мы в полном дерьме... - обреченно произнесла Пчелка, лишь через секунду понимая, что высказала все вслух.

Отредактировано Hannah McKinney (2017-05-10 13:45:49)

+5

6

Минуты текли и Уорд все также рассматривал деревья и траву во внутреннем дворе, наблюдая за птицей, что вила на одном из деревьев себе гнездо, посчитав, что здесь охотникам не место, что здесь безопасно. Гектор тоже думал, что это так, до поры до времени. Кому мог понадобиться богом забытый в заднице мира колледж? В этом Городе хватало закоулков, брошенных домов, вымерших улиц, чтобы расправляться со своими жертвами тихо, без шума и подозрений. Ответ шерифу приходил только один – показушность. Тому, кто совершил подобное нужны были зрители, он хотел перепугать немногочисленных учащихся, чтобы что? Университет закрыли, отправили всех подростков по домам, чтобы повеселиться с ними там?
Оборотень тяжело вздохнул под гнетом вопросов, нетерпеливо отсчитывая минуты и секунды.
«В следующий раз кто не успеет собраться и выехать пока горит спичка, отправлю разбирать хлам в кладовке или чистить сортиры…» - напряженно подумал он, безуспешно пытаясь расслабить вечно сведенные брови и разгладить глубокие морщины на лбу. Если его сотрудники все еще не были на месте, значит машину вела не Ханна…
Еще через какое-то время в пустом коридоре наконец послышались шаги и позже дверь библиотеки скрипнула, впуская полицейских внутрь. Линч, гремя ключами, остановился рядом. Молодая кровь, горячий и почти неконтролируемый волк. Интересно через сколько полнолуний он бросит вызов Гектору, оспаривая его власть и силы? Они были против целой стаи Годфри и иногда Уорду начинало казаться, что Астрал стремился примкнуть к несуществующей стаи Гектора. Алекса Уорд все лето, со смерти прошлого и настоящего вожака стаи, пытался выпихнуть прочь, но тот, кажется, только плотнее прирастал к своему стулу задницей, не желая никуда уходить. Даже показательные проводы и выброшенная железная тумба прошлого помощника шерифа не натолкнула Линча на какие-то правильные размышления. Одним словом, молодого оборотня от физической расправы спасало только то, что он был вне стаи и примкнуть к Антее еще не успел, хотя соблазн-то был. Общая, стайная охота  вот по чему скучал Уорд и он почему-то почти не сомневался, что молодому волку этого тоже должно было не хватать. Мир без поддержки и стаи суров, неприветлив и чертовски опасен. Утренняя бодрость и радость от того, что на него наконец обратили внимания, Астрала были такими…давящими, что Гектор скривил губы. Надолго ли?
Глаза его скользнули по Ханне, сразу подмечая ее измотанность и усталость. Еще чуть-чуть и помощник была готова упасть прямо на пол. Что он ей поручил? Или это опять ее трудолюбие? Сегодня дочь Майкла была молчалива, предоставляя Линчу представлять их маленькие щенячьи интересы за двоих.
- В конце коридора есть автомат с напитками и энергетиками. Если ты упадешь прямо на месте преступления..то…я уверен, ты не захочешь туда падать.– мысль Уорда прервалась и внимание его сместилось с его сотрудников на незнакомые шаги вне библиотеки. Кажется, раздать инструкции лично Ханне и Алексу шериф уже не успевал. А ему было что сказать.
- Доброе утро. Янош Новак, прибыл по вашему вызову, шериф Уорд. Внимательно слушаю вас и готов приступить к работе.
Гектор предусмотрительно оттолкнулся ногой от пола, поворачивая крутящееся кресло к некроманту, изучая в молчании Яноша. Оборотень видел его раньше мельком, читал заполненные Новаком документы в мэрии. Но никогда не допрашивал и не разговаривал с ним. Скрытный человек, темных дел мастер, мало-помалу располагающий жителей Годфри, помогая им, что бы что? Усыпить их бдительность, начать воротить темные мертвецкие дела за спиной власти Города? Уорд глубоко вздохнул, вдыхая запах некроманта и запоминая его, как будто знакомясь впервые. Кажется, кто-то был сегодня в лесу, кажется, кто-то что-то там нашел…
- Боюсь, что утро совсем не доброе, мистер Новак. – протянул он все еще задумчиво, поднимаясь с кресла и подхватывая лежащий на столе белый пакет, чтобы вывернуть его и достать оттуда бахилы, найденные в медицинском пункте колледжа.
- Надевайте. На месте преступления мне земля с ваших ботинок не нужна. – произнес оборотень, скрещивая руки на груди и приваливаясь к столу. Его же ботинки были давно вычищены в туалете и в бахилах не нуждались. Свой запах сбить Уорда не смог бы.
- Мы в полном дерьме…
Услышав шепот Ханны, Гектор недобро посмотрел на дочь Майкла, нехорошо оттягивая один уголок губ.
- Не в дерьме, МакКинни, хуже. Сейчас все сами увидите.– ответил Уорд не очень громко и тихо.
- Фотоаппарат и блокнот вы же взяли? – обратился он к своим сотрудником, вновь переводя взгляд на худого болезненно выглядящего и пахнущего въевшемся в пальцы и волосы табаком некроманта.
- Обычно, мистер Новак, мы никого не привлекаем, кроме как судмедэксперта. Остальные только мешают…-продолжил шериф, тем самым намекая Яношу на сложившуюся ситуацию и его к этому отношение.
- Но сегодня, в журнале где я разгадываю обычно кроссворды, был гороскоп, который гласил «Сегодня наладьте контакты с незнакомцами, их помощь вам пригодиться, в противном случае завтра вы проснетесь в собственной лужи крови и дерьма» - произнес Уорд, наконец отталкиваясь от стола и с совершенно каменным лицом, никому не давая понять правдивость его слов, направился из библиотеки прочь.   
- Идемте, трупы стынут.– окликнул он всех разом, продвигаясь по коридору и открывая соседнюю большую с иллюминатором, сейчас чем-то заклеенным, дверь.
Полуосвещенная без окон круглая аудитория, словно Колизей, предстала перед  собравшимися. Внизу, трибуна преподавателя была сдвинута в сторону, а вместо нее стояло четыре стула, три тела на них и в центре стоял откуда-то принесенный деревянный столик с такой же круглой столешницей.
Стулья стояли внутрь, поэтому три трупа смотрели друг на друга. Мужчина, женщина и старик. На первый взгляд тела были нетронутыми. Старик был одет в черный балахон с капюшоном, женщина была нага и только бедра ее были закрыты платком, сидела она широко раздвинув ноги. Мужчина напротив же был самым обычным, он был одет в потрепанный костюм. Лица их были расслаблены, но глаза были полуоткрыты. На столике лежала груда каких-то органов или мяса, на них виднелись вырезанные знаки и кровь застывшей кляксой образовала круг под столом, видимо, когда-то стекая с органов вниз. Запах стоял в этой комнате отвратительный, состоявший из убитых тел, органов и какой-то горящей травы.  В центре стола было оставлено пустое место…

Отредактировано Hector Ward (2017-05-12 12:35:40)

+5

7

Астрал тяжело вздохнул, косясь на рядом стоящую напарницу. Она, явно, испытывала на себе все прелести недосыпа и перенапряжения. Линч даже машину вёл медленнее, потому что замученная МакКинни уснула сразу же, как опустилась на пассажирское сиденье. То, что вид шерифа вызвал у Ханны лёгкую улыбку, не могло проскользнуть мимо взгляда голубых глаз младшего офицера, но сейчас разумно было оставить эту деталь без внимания.
Когда в библиотеке появился некромант, Алекс решил, что лучше и вовсе голоса не подавать. Всё, что он сделал – скромно кивнул головой в ответ на приветствие, хотя вряд ли этот жест был вообще заметен и оценен. Оборотень особо не разбирался в магиках и, тем более, в их специализациях. Для Линча так же всегда было проблематично отличать магических созданий от обычных людей, но мистер Новак одним своим видом заставлял кожу полицейского покрываться мурашками от какого-то необъяснимого чувства в груди. И чувством этим, явно, был не восторг.
Погладив себя по предплечью, на котором сейчас волосы стояли дыбом, Астрал шумно втянул воздух через ноздри, следуя примеру старшего по званию. Не то, чтобы молодому оборотню хотелось запоминать запах этого «тёмного поляка», просто…это было на всякий случай.
Услышав со стороны напарницы шёпот, который, явно не предвещал ничего хорошего, Линч напрягся, и его радость вместе с возбуждением, взбунтовавшиеся в предвкушении начала расследования, наконец, поутихли и уступили место сосредоточенности.
На вопрос Гектора о фотоаппарате и блокноте, Александр кивнул и выудил из кармана свою любимую небольшую книжечку для записей, а вот второй фиксатор событий был на Ханне. Оборотень повернул голову в сторону девушки и пару раз хлопнул ресницами.
- В машине?.. – Тихо выдохнул мужчина, наблюдая реакцию напарницы, а после натянул дружелюбную улыбку. – Я принесу.
Ну что поделать? С каждым может быть. Линч развернулся и направился к двери, краем уха слушая речь вечно хмурого мистера Уорда. Опять он заливает про какие-то кроссворды и гороскопы. Александр был далёк от всего этого, а потому был даже чуточку счастлив, что МакКинни сегодня такая сонная и немного рассеянная. Оказавшись на улице, молодой оборотень почувствовал странную лёгкость. Как будто бы стены колледжа до этого, не переставая, давили на крепкие плечи полицейского в желании напугать, подавить или даже сломать. К своему счастью, к таким вещам Линч был не очень внимателен, но теперь, почувствовав свободу, возвращаться в здание ему совсем не хотелось.
Тем не менее, спустя несколько минут, Александр снова шагал по коридорам колледжа, небрежно сжимая в руке фотоаппарат. Было время поразмышлять над всей серьёзностью складывающейся ситуации. К делу был привлечён некромант, а ведь полиция, обычно, как и говорил шериф, никого постороннего к расследованию не привлекает. Значит ли это, что всё, действительно, настолько плохо?
Молодой оборотень поднял голубые глаза и притормозил, увидев перед собой автомат с энергетиками, о котором ранее говорил Гектор. Ещё немного времени он потерял на то, чтобы выудить пёструю банку с энергетическим напитком для напарницы, а затем преспокойно направился дальше, в библиотеку. Конечно же, в том зале, где все находились до ухода младшего офицера, теперь было пусто, благо, ему указали на дверь с иллюминатором, и Линч поспешил догнать коллег и мистера Новака.
Оказавшись в круглой аудитории, Астрал почувствовал, как в ноздри ударяет резкий запах чужих внутренностей, а странная давящая атмосфера усиливается в разы. К такому удару в лоб молодой оборотень готов не был, а потому немного согнулся, приподнимая руку с фотоаппаратом в порыве уткнуться носом в собственный локоть и таким образом отгородиться от невыносимой вони. Поборов первое секундное потрясение, Алекс выдохнул, после чего сделал несколько шагов вперёд, приближаясь к другим полицейским и некроманту.
- Ух…ну и запашок тут. – Прокомментировал Линч, вставая рядом с Ханной и поднимая руку с энергетиком. – Вот…
Александр повернул голову к столу, и от увиденного зрелища, внутри у него на мгновение всё сжалось. Так же непроизвольно сжалась и ладонь с алюминиевой банкой, которая, в последствие, просто лопнула от чрезмерно приложенной силы. Энергетический напиток заструился на пол под сопровождение тихого шипения, а младший офицер словно очнулся, услышав, как тяжёлые сладкие капли ударяются о тёмное покрытие под ногами.
- Твою мать! – Ругнулся Линч, вытягивая руку на безопасное расстояние от себя и рядом стоящих людей (вернее, не совсем людей). – Извините! Я…я хотел помочь!.. Я принёс фотоаппарат.
«Мне конец…» - Промелькнуло в голове Алекса, но, пока что, паниковать он не торопился.
Астрал смотрел, в основном, на шефа, с виноватой кривой улыбкой, и иногда переводил растерянный взгляд на Ханну, стараясь таким образом предложить ей своё немое извинение. Вручив аппарат напарнице, оборотень растерянно осмотрелся и вернулся к дверям, чтобы выкинуть пришедшую в негодность погнутую банку. Вытащив из кармана платок, мужчина поспешно вытер мокрую ладонь и пальцы, насколько это было возможно, а потом, как ни в чём ни бывало, вернулся на прежнее место – рядом с напарницей, и в руках у него оказались блокнот с ручкой. Нужно срочно изобразить бурную деятельность и постараться максимально верно отреагировать на замечания шерифа, а такие, непременно, последуют.
Выводя аккуратные символы в блокноте, Линч сейчас невольно вспоминал первые дни своей работы в участке. Тогда за ним оплошностей не наблюдалось, да и вообще, по-настоящему косячил он крайне редко, а сейчас он дал просто идеальный повод начальству для того, чтобы свалить на его неразумную голову пару-тройку интересных занятий, вроде драйки туалета зубной щёткой. Ведь никому не нужны лишние следы на месте преступления.
Надо признаться, увиденное здесь зрелище Астрала очень напугало. Конечно, они с Ханной сталкивались с чем посерьёзнее и пострашнее, но этот случай был очень… необычным. Кому понадобилось размещать трёх, очевидно, мёртвых людей, за одним круглым столом, на котором вырисованы какие-то непонятные знаки и лежат чьи-то внутренности. Может, тут какой-то нелегальный ритуал проводился, или что-то вроде того? Или преступник хотел, чтобы всё выглядело именно так? Кому это могло понадобиться и для чего? Так много вопросов, и так мало ответов.
Высказывать или записывать свои догадки молодой оборотень не спешил, оставляя это дело старшим по званию полицейским и некроманту, который, явно, имел куда больше опыта в «общении» с трупами. Сейчас в блокноте были аккуратно выведены дата, время и место преступления, а ещё краткое описание представшей перед сотрудниками полиции картины. Линч прикусил обратный край ручки и боязливо покосился на Гектора.
- Щто думаете, щеф? – Робко поинтересовался офицер, не отнимая письменной принадлежности ото рта.

+4

8

Реакция Гектора Уорда, совершенно естественная для оборотней, незамеченной не осталась. Даже в людском обличии их обоняние куда острее человеческого, чувствительное к раздражителям и флёрам, недоступным среднему человеку. Полезное умение, хотя и обоюдоострое – при чрезмерном обилии раздражителей или слишком резком и тяжёлом запахе они перегружаются, что влечёт мигрени и дезориентацию. В крупных городах оборотней сравнительно немного; те, что остаются в них, умеют фильтровать чувства или умеют забивать их чем-то однообразным, вроде курения. В местах же вроде Годфри проще и с обстановкой, и с людьми. Обычная логика, помноженная на нутряной инстинкт. И всё же жест шерифа повлёк тёплый укол ностальгии по былым временам и по далёкому нынче кровнику. Немногие магики, даже теневые, назовут оборотня братом, но иначе о нём Янош отозваться не мог – слишком много бок о бок пережитого было за плечами.
Кровь братства ничуть не слабее крови родства. Та же семья, только выбранная сознательно.
Пока что шериф Уорд производил впечатление сдержанного, прямолинейного человека, в нём ощущался стержень воли и острая сосредоточенность, не терпящая распылять внимание по мелочам. Быть может только пока, хмыкнул про себя Новак, аккуратно натягивая бахилы на разношенные и далёкие от чистоты после лесной прогулки ботинки, но бок о бок с людьми такого склада работа всегда совершается и завершается. Не факт, что с шерифом они хоть сколько-то сумеют поладить вне её, но работа с Гектором Уордом сулила быть серьёзной, что магика радовало.
А вот насчёт его спутников и подчинённых уверенности у Яна было поменьше. Шок и страх в языке тела МакКинни не было нужды читать, очевидней был бы только крик над самым ухом. Ходившие о некромантах слухи страдали банальностью из века в век (буквально), успели приесться уже к тридцатому году практики и вызывали скрежет зубовный. Нынче? Нынче довлеющий, откровенно суеверный страх перед некромантами мужчину беспокоил не больше жужжащей рядом мухи – в основном не мешал, лишь иногда заставлял брать в руки мухобойку сухих фактов. А порой удавалось выцепить любопытные, откровенно забавные слухи о своей персоне, каковые было впору записывать и вставлять в рамочку на память; настолько те были абсурдны. МакКинни могла быть профессионалом своего дела, иного бы шериф вроде Уорда вряд ли стал бы держать рядом, но... Как знать. Предубеждения легко могут пересилить логику. Второй помощник, молодой офицер... Тоже оборотень, показавшийся молодым и, как подумалось магику, нервничающий. Из-за него, чужака-некроманта? Или же просто чуял глубокое напряжение в воздухе, что и расшатало его уверенность? Пока что насчёт него сказать Ворон не мог ничего определённого...
- Фотоаппарат и блокнот вы же взяли?
- В машине?.. – Негромко выдохнул офицер, бросив в сторону напарницы взгляд, а после изобразил дружелюбную улыбку. Вполне искреннюю, лишь нервную по-прежнему. – Я принесу.
...поправка, теперь кое-что мог. Чудо, что тот не забыл свою голову.
«Тьху. Отставить поспешные оценки. Парень в целом приятный, лишь растерянный, да и девица производит впечатление специалиста. Посмотрим, как себя проявят. И что же ждёт нас дальше». – Янош помассировал переносицу и молча проследовал вслед за шерифом и его помощницей по коридору. – «Трупы. Несколько трупов. День интересно начался...»
Полусрубленный левый мизинец отозвался старой фантомной болью, словно предупреждая о грядущем. Недаром же шериф не привлекал сюда своего эксперта. Для того должно случиться нечто большее, чем обычные смерти.
Таковое и случилось.

Брезгливые в некромантах, как и в медиках, не задерживаются. Отсев намеренно совершается ещё прежде на первых стадиях, когда наставник отнюдь не фигурально погружает претендента по локоть в чужую, холодную и хлюпающую анатомию. Тянуться таковое может от месяцев и до лет, в зависимости от таланта ученика и степени садизма наставника. Мерзостно для непосвящённых, но ничто иное так не отбивает рвотный рефлекс перед запахами, состояниями изуродованности и стадиями разложения тела, ничто иное так не лишает лишнего трепета при обращении с телами. Приучаешься к текстурам и звукам, к запахам, к видам... Однако ком, колючий и тяжёлый, встал в горле отнюдь не из-за тяжёлого запаха тления и примешавшегося к нему удушливого запашка походившего на горящий торф; виски закололо и закружилась голова отнюдь не от монотонного неслышимого гула энтропийных сил, свитых здесь в тугую спираль. По счастью, на месте преступления никто не успел наблевать. И то счастье, отстранённо подумалось некроманту, не успевшему толком поесть тем утром – теперь, как казалось, удачно.
Подкатившая к горлу желчь не имела отношение ни к страху, ни к шоку. Просто память застила глаза тугой пеленой.
Белизна и твёрдость, так похожая на мраморную скульптуру, переплетённую под немыслимыми углами.
Весёлые глаза, в которых пляшут уже не бесенята, но уродливые морды демонов. Как это случилось...?
Плеск на дне стаканов.
Капля жидкого сна.

Острые вдохи и выдохи, машинальные почти несознательные, неощущаемые. Пальцы, лежащие на кожаной сумке, движутся сами по себе, сплетая не энергии, но царапая кончиками ногтей кожу. Некромант смотрел вперёд, вцепившись глазами в углы... экспозиции, но виделось ему не совсем настоящее. Слишком остро, слишком глубоко случившееся вошло под кожу.
*...нись. Очнись, Яни...*
Лязг сминаемой жести и, следом за ним, журчание и шипение пролившейся жидкости мигом выбросили Ворона в настоящее, возвратив в чувство и машинально кругом развернув в сторону звука... коим оказался офицер. Принёсший-таки фотоаппарат, а заодно с ним и банку энергетика, нынче весело шипевшего на полу аудитории и столь же весело продолжая протекать наружу меж его пальцев.
– Извините! Я…я хотел помочь!.. – Отставив руку с банкой в сторону, подальше от присутствующих и от зоны совершения преступления, офицер устремил виноватый взгляд на своего шефа, переводя его порою на Яна. На секунду магик полюбопытствовал, кого же тот боится больше. - Я принёс фотоаппарат.
Никто ничего не заметил, не мог заметить, думал – надеялся мужчина – всё заняло не более нескольких секунд. Но если бы не парень, он нескоро бы выбрался из топкой памяти. С одной стороны хотелось его поблагодарить. С другой – отвесить затрещину: какой, ну какой чёрт ему нашептал приносить напитки сюда, сейчас? Проще было сказать третье.
- Замечательно. – Суховато произнёс Ян, нарочито кольнув парня далёким от обожания взглядом. Нервозность он ему простил, но к саботажу мест преступления магик относился без любви ещё с юности. – Офицер, впредь прошу вас быть осторожней. Нынешняя ситуация её требует. Любые помехи могут воспрепятствовать делу. А теперь... прошу дать мне минуту. Необходимо провести измерения.
Щёлкнув металлической застёжкой сумки, Новак скользнул в неё и выудил моток крепких ниток, в несколько движений растянув их между пальцами. Постороннему оно бы показалось обычной "кошкиной колыбелью"... И верно, когда-то, таковой они и были, впоследствии приспособленные для иной работы. Бросалось в глаза и то, что нити не пустовали: на них были нанизаны предметы: кусочек янтаря с насекомым внутри, фрагмент древесины, резной камешек... Белели и особенно выделялись зубы; несколько человеческих, очищенных и отмеченных символами колдовства зубов. Тряхнув и размяв пальцы, Янош погрузился в плетение, шагая по кругу аудитории, медленно приближаясь к её центру. Пальцы – а следом и нити с импровизированными бусинами – сплетались в узоры, для непосвящённых бывшие бессистемными, случайными и не входившие ни в одни правила. Но система и не была нужна в работе, требовавшей остроты чувств и интуиции.
Узор – кусочки дерева скользят вверх по диагонали, игнорируя привычную гравитацию.
Узор – янтарь ползёт вниз, переползая по нитям каплей оранжевой росы.
Узор – и резные зубы сползаются к центру, снизу и сверху, подобные белым жукам, столкнувшись в самом центре с дробным стуком, отозвавшихся в зубах и костях вошедшего в сосредоточение магика. Зубы "поют" и нити дрожат; зубы резонируют в самом центре путанки-спирали от сгустившейся в воздухе остаточной силы, беспрестанно и неприятно треща и постукивая в тон ощутимому лишь кожей монотонному "гулу" некротической силы. Нехитрое приспособление, позволяющее определить оттенки магических следов. Он чувствовал их и так, но теперь, когда чутьё обострилось и позволило разобрать оттенки энергий? Теперь подозрения Новака превратились в знание. Повернувшись к шерифу и его подчинённым, по-прежнему уверенно держа постукивающую путанку в пальцах, он начал:
- Фиксируются остаточные следы некромагических заклятий. – Кивнув в последний раз на нити и "бусы", Новак оборвал течение магии и скатал их в небрежный комок, что бросил затем в сумку. – Никакой иной магии здесь не творилось: энергии носят сугубо некротический характер. Следы относительно свежие, дал бы им... Часа четыре, от силы. Концентрация особенно велика в самих покойных и непосредственно в центральной композиции.

Щёлкнули натягиваемые им на ладони резиновые хирургические перчатки, извлечённые магиком из сумки. Время магии пока отошло на передний план, настало время криминалистической экспертизы, и мужчина подошёл к "композиции", подзывая жестом остальных своих... спутников? Сотрудников? Работодателей? Эпитет не шёл на ум и, в целом, был не так уж важен. Вряд ли кто иной из присутствующих, помимо Новака, чувствовал это, но в пределах стола его сильней обдало привычным любому стоящему некроманту тяжеловатым и давящим, монотонным поветрием смертной силы
«Кто на это решился, чёрт подери? Ещё спрашивают потом, за что некромантов не любят. Не для этого наш дар, не для... этого».
Куча органов источала смрад гниения, а зрелище являла вовсе тошнотворное. Жилы и плоть, хрящи и мышцы – всё было перекручено вместе, в единое целое, образуя круг на потемневшей от свернувшейся крови столешнице. Но... что-то в ней было не так. Бросалось в глаза, было очевидно неправильно даже с учётом протёкших телесных соков, прокисших и перемешанных друг с другом. Фрагменты, знакомые по отдельности, вместе являли подлинно странную смесь.
Это не могло быть органом. Только органами, каковые не могли принадлежать ни одному известному живому существ. Они анатомически не соответствовали здравому смыслу. Ткани разных видов соединялись под невозможными углами, один орган перетекал в совершенно другой так, как не было ни возможно, ни жизнеспособно. Спустя минуту анализа и близкого (почти носом уткнувшись в хлюпнувшую плоть и вдохнув её запах, придирчиво перебрав сборную солянку мяса) рассмотрения, Ян отпрянул от стола с мрачным удовлетворением и без слов подозвал Уорда, МакКинни и Линча. Перчатки его были покрыты соками и мёртвой кровью.
- Офицеры, шериф... Прошу обратить внимание на органы и их соединения. Они не принадлежат одному существу, нескольким, минимум трём... Нет, четырём существам. Могу определить лёгкое волка, оленью трахею, кабаний желудок... – Палец Ворона округлил соответствующие точки. – И ряд прочих их составных частей. Мисс МакКинни уже наверняка заметила также человеческие. Сердце. Селезёнка. Различные мягкие ткани.
Он вздохнул. В голове Яна начали складываться гипотезы о возможной психологии убийцы.
- Также женские репродуктивные органы: здесь, где яичники соединяются с кабаньим желудком и здесь, в месте сращения вульвы и волчьего пениса. Присутствуют также мужские человеческие репродуктивные органы. Процесс подобного соединения тканей имеет не совсем хирургическую природу, однако в ряде особенно грубых стыковок можно заметить стежки и скрепы. Стандартная некромагическая практика. – Пояснил Янош, оправляя перчатки. Голос его был ровен и суховат, отдаваясь эхом в стенах аудитории. Впору самому почувствовать себя лектором, подумалось магику, и он едва удержался от неуместного смешка. – Обычно совершается при реконструкции пострадавших тел. Можно приращивать мёртвые ткани друг к другу, сплавлять их меж собой неразрывно, как глину, сколь сильно бы те не различались по строению. Создатель экспозиции владеет некропластикой выше среднего уровня, но не мастер данного дела.
«Да и был бы, преступления его мастерство не сумеет умалить. В моих глазах лишь усугубляет».
- Ткани... Ткани конструкции подверглись естественному процессу разложения, магией не замедленного. Подтверждаю отсутствие таковой и на телах жертв, но улавливаю следы недавнего их анимирования. Определение времени смерти затруднено, однако разложение длится на протяжении... Я бы сказал, – Ян, ненадолго отвлёкся, сосредоточившись и сделав несколько пассов руками, прислушиваясь к вибрациям магии, – не более трёх дней. Однако меня беспокоит иное. Офицер Линч, прошу вас подойти и зафиксировать.
«Что за? Да быть того не может. Что, глаза меня обманывают?».
Пальцы некроманта легли на один из органов, опутанных перевитыми нервными узлами. То, что прежде было принято за кривую тень, отброшенную в неверном свете, обернулось нежданным сюрпризом. Бормоча про себя и от удивления перейдя на польский, Ян обошёл стол по кругу, поворачивая те или иные органы под свет и являя вырезанные на них кривые знаки, похожие на острые росчерки пера в гниющем мясе. Правда, скорее, ножа или скальпеля.
«Здесь, сегодня? В наши-то дни? Я больше половины их не знаю!»
- ...неожиданно. – Глуховатым голосом признался мужчина. Он не был шокирован, но удивление проломило обычную маску спокойствия. Откашлявшись, он продолжил, поясняя. – Эти символы не руны и не имеют мистического значения. Они принадлежат к шифру. Устаревшему, малоизвестному, ныне реликту – у шифра никогда не было фонетического звучания, лишь письменность. Мне известны только два символа. Этот* и другой.**
Длинный указательный палец очертил над скрученными в тугой круг тканях два символа по очереди. Всего их было 8, однако часть их повторялась дважды.
- Другие мне неизвестны. – Признался Ворон без тени стыда. Стыдиться, впрочем, было нечего. Канувшие в Лету методы шифрования древних некромантов не были его специальностью. – Но я могу попытаться найти их в своих архивах позднее. Прошу зафиксировать их для данной цели.
Что ж, не этого он ожидал, определённо не этого. Какому убийце может быть хотя бы поверхностно знаком шифр древних мастеров, переживавших чистку и гонения в подполье?
Можно оставить эту загадку на более поздний срок.
Пока что.
- Что ж, приступим к телам. Мисс МакКинни, - обращение явно застало девушку врасплох, - не окажете ли профессиональную помощь в осмотре? Ваше мнение ценно.

____________________________________

*

http://se.uploads.ru/LUuZB.jpg

**

http://s7.uploads.ru/eOmVs.jpg

Отредактировано Janosh Novac (2017-05-18 00:23:47)

+5

9

Итак, странная игра в гляделки командами двое на двое начиналась. Новак и Уорд против Линча и самой Ханны. Первые рассматривали вторых явно не с праздным любопытством, а скорее как ученые видят лягушек для препарирования у себя на столе, в нетерпении сжимая скальпели. Или офицеру просто так показалось. Однако спрашивать вслух, равно как и давать понять, что подобное внимание к их с напарником персоне явно не к месту было чуть-чуть лениво и совсем не этично. Оставалось просто усердно подавлять зевки, стараясь не расслабляться и не краснеть.
- В конце коридора есть автомат с напитками и энергетиками. Если ты упадешь прямо на месте преступления..то…я уверен, ты не захочешь туда падать. - наконец выдал шериф таким тоном, что на лице помощницы разлилась поочередно целая гамма эмоций, начиная от благодарности, заканчивая обидой и упрямством. Сжав покрепче зубы, она с трудом тихо и безэмоционально ответила:
- Я обойдусь, я в норме, сэр.
Да нихера она в норме не была, чего душой кривить. Даже во время жалких попыток моргнуть, она отключалась на доли секунд, чтобы видеть мечтательные дремы о мягкой подушке. Но Гектору она счастья заподозрить себя в таком срыве организма не даст. С него же станется подложить ей свинью в виде выходного, сопровождаемого жалобами Майклу на неопытную слабачку-дочь. Нет уж, дудки. Терпения вам, возлюбленный шериф. Ибо МакКинни сдаваться отказывалась. Потому с каким-то почти слышным скрежетанием зубов медленно нагнулась за бахилами и не распрямляя спину, натянула их на видавшие виды кроссовки.
- Фотоаппарат и блокнот вы же взяли? - выдавил почти что еще один мученических вздох у Ханны начальник. Бред. Ну конечно взяли. Блокнот всегда вообще-то был при ней. Правда чаще использовался для записок о том, в каком состоянии пребывает сам Уорд, нежели для дел, но это не отменяло его важности и присутствия на самом сокровенном месте - в нагрудном кармашке. А фотоаппарат...стоп! Фотоаппарат! А, ну да... она же забыла его в машине. Ду-ура!
Сначала ступнями, а затем всем остальным корпусом, по-военному, МакКинни сделала несколько шагов с разворота к выходу, но была остановлена напарником. Боже, храни Линча и партнерские отношения! С какой-то немой благодарностью и теплотой смотрела медовая заноза ему в след, одними губами шепча слова благодарности и даже немного позволяя себе расслабиться. Ну, в дерьме они, ну и что. За то рядом с ней верный напарник, готовый поддержать.

Белый лист бумаги перед ней готов был на многое, как и синяя дешевая ручка с вечно заедающей кнопкой выпуска стержня. Увы, не к тому зрелищу, что предстало перед ней. Нет, Ханну за ее многолетнюю по ее мнению практику и  особой нелюбви начальства к Скарози, пересылали на достаточно отвратные места преступления. Так что к трупам и к их запаху она давно научилась относиться как-то даже спокойно. К запаху тоже. В конце концов, к нему привыкать надо было особенно тщательно и жестко, ибо въедливый амбре после получаса работы с телом въедалось в форму, в волосы, под кожу, преследуя иногда целыми сутками. Так что помощница шерифа просто слегка поморщилась, сжав в руке ручку и нервно надавливая на кнопочку, не зная, что ей писать. Месиво на столе, скорее напоминавшее некое рагу из всего, что подвернется под руку - тоже не вызывало особой паники. Куда более пугало все это в купе. Соединенные в благоприятных для подобного условиях мазки кисти преступника рождали по-истине страшную атмосферу, скрепленную мрачностью тишины библиотеке.
"Соберись, МакКинни...Это ничем не хуже заброшенного притона с пятаком на передозе в два месяца, верно?"
Воспоминания о найденом года четыре назад притоне заставили поежиться куда сильнее, отдаляя страх перед нынешней картиной, вычленяя его из сознания. Уже более бодро и трезво взглянув на тела, коп даже начала подмечать детали.
- Кровь только под мужчиной. В то время как механических повреждений на телах нет. Как и следов борьбы, - бодро начала она, и только спустя секунды была прервана веселым голосом вернувшегося Линча, а затем шипением... энергетика? И вот не знаешь, смеяться или плакать. И подсобил и подпортил, зараза. Тихо подойдя к Алексу, помощница шерифа пожала его плечо, по-теплому заговорим - Линч, расслабься. Тяжело смотреть - можешь поопрашивать свидетелей...или поискать. А вообще, неплохо было бы узнать, есть ли в коридорах камеры наблюдения. Или попинать морально охранника за то, что хреново исполнял свой рабочий долг... кстати, может в свидетельницах окажется симпатичная блонди с фетишем на полицейскую форму.
Решив, что сказала достаточно, она сразу же обернулась к остальным и... захлопала ресницами, не удержавшись. Может, она ожидала от магиков чего-то слишком крутого, как в том фильме про парня с телекинезом или сериала про Мерлина. А может и правда все это со стороны должно смотреться комично. Но опытный мужик с какими-то сложным многофункциональным маятником, ходивший и изображавший стандартный транс мистического телевидения восьмидесятых не вызывал в ней ничего, кроме усмешки. Не хватало только ему для пущей похожести на тех шарлатанок из дешевых кварталов столицы вскинуть руки и заговорить уверенно и шокировано: "я вижу венец безбрачия на тебе!". Оставалось только догадываться, правда, на ком именно: то ли на трупе (что было бы вполне логично), то ли на Уорде (что было бы менее логично, но вызвало бы добавочно еще и приступ истерики у самой Ханны).
- Типичные  медиумы реалии... не хватает хрустального шара и пурпурной мантии с блестками, - констатировала она в слух больше для себя, нежели для все еще стоявшего рядом Алекса и повернула лицо к трупам, наконец принявшись записывать наблюдения, проговаривая их про себя.
"Мужчина с обручальным кольцом. Женщина - без. Связь браком пока что отпадает. Разная система связок. Третье тело не дополняет по логике остальные. Так и задумывалось? Так..."
- Фиксируются остаточные следы некромагических заклятий. Никакой иной магии здесь не творилось: энергии носят сугубо некротический характер. Следы относительно свежие, дал бы им... Часа четыре, от силы. Концентрация особенно велика в самих покойных и непосредственно в центральной композиции.
- Я была бы удивлена, если бы таким почерком творили тут заклятия фокусники или мозгоправы... - уныло отозвалась она, подмечая на автомате слова "чертового поляка" прямо под своими. И тут же напряглась, понимая, что за такие шутки ей еще не дай бог влепят лишние сутки бумажной волокиты. Нет уж... лучше держать язык за зубами.

На самом деле она и сама не поняла, почему в определенный момент оказалась так далеко от спасительных сослуживцев и так близко к Новаку. Может где-то в подсознании все еще жили остаточные воспоминания, как маленькая ботаничка-Ханни мечтала стать великим ученым, с любопытством утыкаясь во всевозможные энциклопедии и по несколько раз перечитывая одно и то же с желанием впитать и проникнуться тайной. Но вот, она теперь стояла прямо вблизи от органов, с одетыми чистыми резиновыми перчатками одноразового использования и силилась понять, как вообще возможно срастить вульву в волчьим пенисом. Тем более - зачем вообще такое нужно. И единственный, кто здесь что-то понимал, казалось, только дрессировщик трупачины, на которого она то и дело с раздражением поглядывала, но исправно цитировала на бумажке. Символы были не понятны, не известны и не найдены в закоулках энциклопедических познаний. Тем становилось интереснее...
- Шифр, говорите? То есть это буква, верно? Вопрос только, к какому алфавиту относить перевод. И в каком веке был создан шифр, чтобы уточнить некоторые аспекты...
Нет... она этим заниматься не будет. С нее уже хватит канцелярской работы, чтобы еще и корпеть над неизученным опытным магиком символьным переплетением. Ей за такое не заплатят надбавки, да и узоры на изголовье кровати, как и линии между раскинутыми по стене фотографиями Гека ее интересовали куда больше именно сегодня.
Что ж, приступим к телам. Мисс МакКинни, - от прямого обращения к ней она даже вздрогнула, заморгав и обернувшись на некроманта с видом не понимающей ничего школьницы, застывшей над конспектом, - не окажете ли профессиональную помощь в осмотре? Ваше мнение ценно.
- А...что? Да, конечно... - поспешно откладывая блокнот обратно в карман, она двинулась к трупам. В голове не могло уложиться, что она вообще может быть ценна. Обычно ей доставалась всякая писанина за мыслями великого детектива Уорда, роль второго плана в пьесе про гостиную в том детективе, где собраны все родственники и гости. Да и что кривить душой, ассистировать кому-то кроме шерифа было непривычно. Может потому неуверенно повернувшись к Гектору, она на долю секунд растерянно искала одобрения, хотя кажется, тому было все равно. Ее просто отдали на растерзание какому-то магику, который теперь будет раскусывать ее, аки орех грецкий в панцыре. Ну и ладно. Обидно, но пережить можно. Вернувшись к созерцанию поляка, устало выдохнув и наконец-то позволив себе чуть сгорбиться в видимой рассабленности, Ханни заговорила более уверенно- Легко, мистер Новак.
К трупам она подходила с какой-то ленивой уверенностью, смахивающей на льва, который точно знает кто станет его добычей. Внутри же все еще дрожала неуверенностью, опасаясь того, что вот он, тот момент, когда полицейский участок в лице именно нее облажается перед задействованным со стороны лицом. Шериф же потом три шкуры с нее сдерет.
- Трупы... кожный покров... - надо срочно сглотнуть... чтобы хоть как-то говорить уверенно. - Бледно-зеленоватый. Местами потрескавшаяся... Что говорит о начавшемся разложении?
Еще один взгляд в поисках одобрения. На этот раз на некроманта. Ну не была Ханна криминалистом, пусть даже и слыла умной. Не та степень обучения. Аккуратно пройдя к женщине, она снова сглотнула. Так, что там обычно делают? Проверяют пульс? Не то... мышцы. Подергав аккуратно  сначала за палец, а затем за руку, она...внезапно осознала и выдавила усталую улыбку, опять оборачиваясь.
- Суставы жертвы подвижны, что означает либо наличие проточной воды во взаимодействии с телом, либо то, что труп лежал при определенном уровне заморозки и перед этим был свежим. Возможно, морг? Так же бросается в глаза нелогичность связи тел. Под покрывалом...
Затормозив речь, МакКинни медленно скинула то, что назвала покрывалом и нагнулась, вглядываясь, что же такого хоте показать своим подчеркиванием этим элементом одеяния преступник. То, что она побледнело, было не самое страшное. Куда печальнее для нее самой оказалось то, что пришлось все же протянуть пальцы и соприкоснуться с вагиной, чтобы...вытащить оттуда маленькое, пропахшее трупами зерно пшеницы. И судя по открывшемуся зрелищу, это зерно было явно не одно. Целый пуд муки, казалось, можно было достать из того, что было внутри.
- Жертва...кхм...без признаков сексуального насилия, но... я думаю, вам и шерифу стоит на это взглянуть...
Сама офицер дальше созерцать это была не намерена. Потому постаралась быстрее сосредоточиться на остальных телах, отступая в сторону мертвого мужчины и моля бога, чтобы хоть там было спокойнее. А заодно проникая руками в его пиджак, стараясь хотя бы попытаться отыскать документы и проверяя работу суставов.

Отредактировано Hannah McKinney (2017-05-18 17:32:46)

+5

10

Атмосфера, а точнее отсутствие солнечного света, темный деревянный пол давили сами по себе, парты ряд за рядом уходили все выше, создавая эффект сжимаемого пространства. Интересно, гладиаторы в далеком Риме чувствовали себя так же?
- Кровь только под мужчиной. В то время как механических повреждений на телах нет. Как и следов борьбы.
- Ух…ну и запашок тут. Вот…
Реакция Линча была понятна Уорду, чуткое обоняние оборотня в таких ситуациях не помогало, а наоборот сбивало с толку, заставляя путаться в собственных мыслях и пространстве, выворачивая желудок наизнанку. О том, что до этого Гектор еле сдержал завтрак из-за насыщенного запаха и пару раз густо сплюнул в принесенный с собой недопитый кофе при исследовании места преступления никому знать не нужно было. Его подчиненные должны были хоть в чем-то брать с него пример. Только опыт и прерывистое дыхание могли облегчить волку эту пытку.
Если кто-то мог посчитать, что единственной целью шерифа было передать дело и незамедлительно ретироваться или же привлечь некроманта, чтобы тот провел консультацию, то такой человек не знал оборотня совсем. Несмотря на гнетущую атмосферу, тишину корпуса и нависшую свернувшуюся змеей опасность и желание побездельничать в законный вторник, Уорд продолжал следить за собравшимися здесь. Ему было интересно как в связке могли повести себя его сотрудники, кто в чем был силен и насколько кто был вынослив, это дело было нестандартным, чересчур нестандартным для Годфри, а что касается приглашенного гостя...то врага следовало знать в лицо, ведь последнее дело о некромантах было закрыто еще до вступления в должность отца Ханны, а тут...и года не прошло. Уорд следил, как следил хищник из лиственного укрытия, не нападая только потому, что цель была не изучена, скорее всего, сильна и совершенно не подходила для употребления. Гектор почти незаметно перевел ничего не выражающий взгляд, прищуренных глаз, с Яноша на труп мужчины по правую руку, устраиваясь на стуле удобнее.
Стоило словам офицера замолкнуть в аудитории как на смену его голосу пришел звук разливающегося напитка и шипения газов. Что там думал Гектор о волчьем вызове и оспаривании власти Уорда со стороны Алекса? Забудьте....в первую очередь молодому волку стоило наконец достать руки из жопы...
Успевший до этого разместиться на пустом стуле среди убитых шериф прикрыл глаза, сжимая челюсти до хруста, не желая смотреть как желтовато-прозрачное пятно растекается по паркету.
Никто.не.смел.портить.место.преступления.никто.кроме.Гектора.
Оборотню не было за это неловко или стыдно ни перед некромантом, ни перед помощницей. На их мнение по этому поводу Уорду было глубоко плевать, но неосторожность и неаккуратность Астрала...
- Твою мать! Извините! Я…я хотел помочь!.. Я принёс фотоаппарат.
- А я принес с собой заряженный пистолет. У тебя есть два варианта сохранить свое достоинство и целостность головы.... - перебивая под конец Ханну, произнес Гектор, наконец переводя тяжелый взгляд сначала на блокнот и ручку в руках, а затем на лицо офицера. - Или я заставляю тебя вытереть это твоей одеждой или ты валишь отсюда прорабатывать окружение, как предложила тебе напарница. И лучше тебе без результата не возвращаться. - Уорд не кричал на подчиненного, не швырял стул или трупы в Алекса, хотя ему очень хотелось это сделать... Если бы Линч стоял ближе Гектор бы не стал гнушаться физической расправы и воспитания...рука у шерифа была тяжелой, а бляшка ремня рельефной. Молодняк нужно время от времени воспитывать и ставить в угол на колени на крупу. А в этом Уорд находил определенное удовольствие.
- Замечательно. Офицер, впредь прошу вас быть осторожней. Нынешняя ситуация её требует. Любые помехи могут воспрепятствовать делу. А теперь... прошу дать мне минуту. Необходимо провести измерения.
- Ты слышал, Линч, некроманта. -
Глаза шерифа на миг остановились на помощнице. "Ханна, надеюсь, ты-то руки в задницу по локоть сегодня ни к кому не засовывала..."
- Об убийстве и деталях произошедшего не распространяться больше требуемого. Это всех касается, Линч. - добавил Уорд наконец ощущая химически-сладкий и цитрусовый запах разлитого энергетика. Только этого запаха не хватало в этой мешанине...Гектор скривился, резко выдыхая.

Ритуал Новака, как и его хождение и приспособление не могли не вызвать интереса со стороны шерифа, но это было сейчас не существенно, разбираться в данных действиях и пасах смысла не было. Уорд точно мог поклясться, что в этой аудитории кто-то обошелся кое-чем иным, нежели мотком веревки и "кошкиной колыбелью." Гектор был не против разделить усмешку младшей МакКинни и ее слова про хрустальный шар и мантию щедро украшенную розовыми вырви глаз блестками, но волчье чутье не давало забыться настолько...Ханне эта улыбка и эти слова были простительны...поддеть некроманта и остаться невредимым и живым стоило дорого. 
- Фиксируются остаточные следы некромагических заклятий. Никакой иной магии здесь не творилось: энергии носят сугубо некротический характер. Следы относительно свежие, дал бы им... Часа четыре, от силы. Концентрация особенно велика в самих покойных и непосредственно в центральной композиции.
- Я была бы удивлена, если бы таким почерком творили тут заклятия фокусники или мозгоправы...
- МакКинни, не усердствуй..Что еще, мистер Новак? - не то, чтобы слова сказанные Яношем не пробудили в оборотне никакого напряжения, но некоторое разочарование кольнуло Гектора неприятно в бок вместе с язвительными выражениями медовой занозы в заднице. Была ли эта информация для него важной, Уорд пока не знал, но в целом некромант лишь подтвердил предположения шерифа. Будь это судмедэксперт Гектор давно бы уже указал на неинформативность, но не с приглашенным гостем. Пусть думает, что хочет....пока.
- Офицеры, шериф... Прошу обратить внимание на органы и их соединения. Также женские репродуктивные органы: здесь, где яичники соединяются с кабаньим желудком и здесь, в месте сращения вульвы и волчьего пениса. Присутствуют также мужские человеческие репродуктивные органы. Процесс подобного соединения тканей имеет не совсем хирургическую природу, однако в ряде особенно грубых стыковок можно заметить стежки и скрепы. Стандартная некромагическая практика. Создатель экспозиции владеет некропластикой выше среднего уровня, но не мастер данного дела.
Уорд нехотя поднялся со стула, нависая над собравшимися вокруг стола. Слова Яноша были точны и понятны, он рылся в органах на столе так, как будто мешал тесто. Еще чуть-чуть и Гектор мог поклясться, что поляк был готов обсосать органы чтобы узнать их вкус. Некроманты не могли быть нормальными, никто и никогда.
- Значит наш подозреваемый является магиком-некромантом, охотником, и убил он больше трех человеческих жертв. - отразил шериф слова Новака, вновь исследуя глазами консультанта. "Куда ты мог спрятать оставшиеся тела?"
- Ткани... Ткани конструкции подверглись естественному процессу разложения, магией не замедленного. Подтверждаю отсутствие таковой и на телах жертв, но улавливаю следы недавнего их анимирования.
- Вы, Новак, сказали анимирование? Следы? Вы в этом уверены? - переспросил Уорд, напрягаясь и делая несколько шагов вокруг стола, чтобы встать напротив некроманта, а не позади него. Тот же в свою очередь кажется отвлекся и потерял нить рассуждения, глаза поляка недоверчиво, а может и ошеломленно уставились куда-то в груду отвратительно разлагающихся органов.
- Другие мне неизвестны.  Но я могу попытаться найти их в своих архивах позднее. Прошу зафиксировать их для данной цели.
"Театр одного актера, Новак?"
- Непременно обратитесь к своим архивам. А кому все они могут быть известны? - мысли шерифа текли в одном направлении, а слова в другом. В данном случае Уорду это не мешало.
- Что ж, приступим к телам. Мисс МакКинни, не окажете ли профессиональную помощь в осмотре? Ваше мнение ценно.
"Он же ее в первый раз в жизни видит...Жополиз, да?" - неудовлетворительно выдохнул оборотень, пытаясь разобраться в том такое поведение было ли привычно для поляка или тот умел искусно притворяться, притворствуя? Такой подход некроманта, его обращение к дочери Майкла существенно разнилось с тем, как руководил оборотень. Впрочем и это его не могло волновать до тех самых пор, пока его подчиненная не стала искать повода задуматься над тем, что шериф не имел права так обращаться с сотрудниками.
- А...что? Да, конечно...
Гектор настороженно перевел взгляд на помощницу, отступая от столика и вновь присаживаясь на пустующий стул, в ожидании дальнейших действий, молча и коротко кивая в ответ на вопросительный и немного растерянный взгляд дочери Майкла.
"Наслаждайся интеллектуальным и воспитанным обществом, Ханни, пока можешь". - скрепив на животе пальцы в замок Уорд продолжил наблюдать, выступая в роли наблюдателя или же надзирателя, собирая информацию и пытаясь составить формулу или пазл.
- Трупы... кожный покров... Бледно-зеленоватый. Местами потрескавшаяся... Что говорит о начавшемся разложении? Возможно, морг? Так же бросается в глаза нелогичность связи тел. Под покрывалом...
- Нелогичность тел? Поясни. - шериф не боялся перебивать кого-то, он врывался в повествование и в рассуждения с легкой руки или ноги, иногда это было жизненно необходимо чтобы словить зверя за хвост. Шейный платок, чистый и без следов крови, соскользнул с ног убитой, являя присутствующим половые губы и гладко выбритый лобок, кажется, ни единого волоска не было между ног неизвестной женщины. Её тело выглядело достаточно привлекательно, несмотря на обвисшую большую грудь, вздутые вены, белые почти незаметные растяжки на бедрах и животе. Рука же помощника шерифа скользнула пальцами в давно остывшую вагину легко, внутренние посиневшие половые губы были достаточно большими и растянутыми.
- Жертва...кхм...без признаков сексуального насилия, но... я думаю, вам и шерифу стоит на это взглянуть...
- Мистер Новак, если Вы не против, замените слишком впечатлительную МакКинни...поверьте за сексуальное домогательство Вас уже никто не обвинит. - подал наконец голос Уорд, указывая кивком головы на оставленную Ханной женщину. Интересно, почувствовала ли она боль между своих ног?
Стоило же помощнику шерифа прощупать одежду мужчины, а точнее его внутренний карман пиджака как она достала оттуда бумажник. Развернув его она могла обнаружить деньги, нетронутые кредитки, права на имя Джонсана Грина, его адрес в Годфри и семейную фотографию, на которой был он, какая-то женщина и маленькая девочка лет двух-трех. Как только Ханна отпустила убитого, забирая у него бумажник, труп неожиданно пошатнулся, подаваясь бедрами и ногами вперед, чтобы заскользить телом по гладкому дереву вперед и вниз, вмиг распространяя вокруг себя на стуле лужу крови.

Отредактировано Hector Ward (2017-05-23 00:52:15)

+5

11

Вот так и теряешь веру в собственную значимость и полезность: колкий, леденящий душу взгляд со стороны некроманта, сдержанное замечание со стороны напарницы и…слова начальника.
Шериф говорил вполне спокойно, даже как-то слишком, но Линч был уверен, что при взгляде в его сторону он отчётливо видел волчью морду, которая скалится во все клыки и громко угрожающе рычит. Немного округлив голубые глаза, офицер выпрямился, встав чуть ли не по стойке «смирно» и шумно сглотнул. Уже было неважно, что эта аудитория была наполнена отвратительным трупным запахом, неважно, что говорил приглашённый поляк – от голоса Уорда сердце младшего офицера бешено застучало и, в один прекрасный момент, упало куда-то в пятки. О какой, вообще, борьбе за право стать лидером может идти речь? На что, вообще, этот трусливый обалдуй может посягать? На право вечно торчать в сортире и отдраивать его зубной щёткой с утра до ночи, разве что.
Астрал скривил лицо, покосившись на лужу пролитого энергетика. Чёрт подери, как такое вообще могло произойти. Определённо, он ненавидит вторники.
Пока молодой оборотень решал, что лучше – подтереть рубашкой своей драгоценной полицейской формы пол или пойти попробовать добыть ценных сведений, поляк-некромант начал свой необычный ритуал. Линч вздрогнул одновременно с тем, как брякнули необычные аксессуары на подобии «кошачьей колыбели». Мистер Новак начал ходить по кругу аудитории, своими движениями и тихим бряцаньем завораживая младшего офицера. А это тоже нужно фиксировать?
Глупый вопрос отпал сразу же после того, как некромант закончил ритуал и начал говорить о природе энергии, которая здесь скопилась и была использована. Линч, по-прежнему, стоял как вкопанный, боясь шелохнуться, сделать лишнее движение. Он теперь вообще не был уверен даже в том, что ему можно хотя бы дышать. Уходить из аудитории именно в этот момент не хотелось, ведь начиналось самое интересное: Ханна вместе с привлечённым к расследованию магиком начали непосредственное изучение места преступления. Голубые глаза, полные удивления, вновь округлились, как только Янош натянул резиновые перчатки. Он что, собирается копаться в этом странном месиве, что лежит на столе?
- Я…я соберу сведения, сэр. – Наконец, вышел из транса младший офицер, но действия его рознились со словами: он сделал пару маленьких шагов к столу. – Одну минуту…
Да. Молодого волка изнутри распирало любопытство, очень уж хотелось поподробнее узнать о месте преступления, было интересно, что скажет его коллега и мрачноватый тип в перчатках. Гектор в этот момент подошёл к столу, и Линч не осмелился подходить ближе, просто слушал со стороны. Поляк перечислял всё содержимое кровавого месива из различных человеческих и звериных органов, говорил о состоянии тканей, отмечал некоторые особенности и…знаки. Он сказал что-то про знаки. Древние, почти никому не известные символы. Александр осторожно приблизился и робко выглянул из-за плеча Ханны в тот момент, когда шериф обошёл стол и встал напротив. Янош указал на несколько символов, перебирая отвратительную на вид и запах массу, для того, чтобы продемонстрировать сотрудникам полиции древний шифр.
Бесшумно открыв последнюю страницу блокнота, Алекс в несколько аккуратных движений, максимально точно, перерисовал в неё все символы, которые смог увидеть. Возможно, он не будет этим заниматься, но, как знать. Как говориться, на всякий случай. К слову, Линча уже не волновал ни вид предстающей перед ним картины, ни отвратительный запах, ни присутствие жутковатого некроманта. Даже давящий тяжёлый взгляд немного прищуренных взгляд начальника уже так не пугал. Просто младший офицер…привык к этой обстановке. Захлопнув блокнот, молодой оборотень сделал пару бесшумных шагов спиной вперёд, отдаляясь от стола, теневого магика и коллег. Они уже приступили к изучению трупов, и Линч не стал больше тянуть с выполнением обязанностей, которые поручили ему. Он почти бесшумно покинул аудиторию (как жаль, что он понял, что нужно быть аккуратнее на месте преступления только после громкого прокола). Оказавшись за дверьми с иллюминатором, Александр облегчённо выдохнул. Словно бы камень с плеч упал, однако, находясь внутри комнаты, где было совершено преступление, оборотню успешно удавалось игнорировать это чувство. Интересно, только с ним одним такое происходит или нет?
Ладно, надо всех опросить. Только напрямую ни о чём не спрашивать, не выносить сор из избы, так сказать.
Ещё несколько мгновений офицеру потребовалось на то, чтобы прийти в себя, а, сразу после этого, он уверенными шагами отправился на поиски свидетелей. Значит, некротическая магия использовалась в аудитории часа четыре назад, да? Значит, странный ритуал проходил здесь в половину пятого утра? Сраный ритуал! Кому это, вообще, понадобилось?! Для чего? И почему именно здесь, в колледже?
Александр с тихим рыком открыл последнюю страницу блокнота и прошёлся взглядом по аккуратно начертанным знакам. Вот же дьявол! Неужели, какой-то горе некромант обнаружил здесь какой-нибудь чёртов «поток» и решил зарядить одну из своих безделушек? Или чем там пользуются эти тёмные жуткие засранцы?
Отчего-то ситуация не на шутку взбесила Линча. Наверное, потому что он знал обо всём этом очень мало и ещё меньше разбирался в трупах. Вот если бы кого-то нужно было поймать, скрутить, заковать в наручники или прострелить кому-то ногу, чтобы убежать не смог. Вот в такой ситуации от молодого оборотня было бы куда больше толку, но надо ведь сначала найти, кого ловить, кого скручивать. Это тоже входит в обязанности полицейских.
Алекс громко вздохнул и снова открыл свой любимый блокнот на страничке, где записал время, дату и место происшествия. Всё, что от него требуется сейчас – собрать улики, просмотреть записи с камер слежения…
Раз ритуал был совершён рано утром, значит, студентов допрашивать вообще бесполезно, да и, наверное, не стоит. Несчастный преподаватель истории, всё ещё пребывающий в шоке, ничего дельного не сказал вообще – описание места преступления Линч теперь знал и сам. И даже немного больше. Какие ещё могут быть свидетели? Библиотекарь? Так он, наверняка, знает и того меньше, хотя, можно было перестраховаться на обратном пути. Оставались камеры слежения.
Офицер бодро отправился к охранному пункту, который, как ему запомнилось, располагался на первом этаже у главного входа. Зацепки, улики, ответы. Вот что нужно было офицеру. Какие теперь могут быть «симпатичные блонди»? Лишь суровая реальность – Астрал намерился полностью погрузиться в отданный ему приказ, в своё задание, в свою работу.
Вежливо постучав в дверь с табличкой «Охранник», полицейский надавил на блестящую ручку и уверенно шагнул внутрь.
- Добрый день. Офицер Линч. – Сухо поприветствовал молодой оборотень в погонах, доставая из кармана синей рубашки удостоверение и демонстрируя его сидящему перед ним охраннику. – Мне бы хотелось узнать, кто сегодня работал в ночную смену. Если это Вы, опишите, пожалуйста, не происходило ли чего необычного в утренние часы в районе пяти-шести утра. Так же хотелось бы получить доступ к записям с камер видеонаблюдения. Благодарю за сотрудничество.
Собственно, окончанием своей фразы офицер просто не дал охраннику никакого выбора. Говорил он чётко, уверенно и размеренно, то есть, его длинноватую просьбу вполне мог уловить и понять вменяемый человек. Глянув холодным непоколебимым взглядом голубых глаз на охранника, полицейский переступил с ноги на ногу и приготовился фиксировать всё, что ему скажут.

+4

12

- А...что? – МакКинни дёрнулась, встрепенулась, и заморгала удивлённым воробьём, явно не ожидая обращения и тем более приглашения присоединиться к обследованию места (и жертв) преступления. Спешно и немного нервно отложив блокнот на участок стола, не заляпанный потёками соков и пятнами крови лишь чудом, девушка двинулась к телам. По счастью, сменив нервозность на лишённый поспешности шаг. - Да, конечно...
Несмотря на проявленную прежде обоснованную опаску и – более чем понятную – нервозность к произошедшему в МакКинни ощущался определённый профессионализм, тренированность, знание необходимых процедур. Ян слушал её суждения прежде, пускай и не отреагировал и лишь запомнил, отмечая наблюдательность... и остроту языка девицы вкупе с нахальностью. Впору было ухмыльнуться; фокусники и мозгоправы, значит? Пурпурная мантия с блёстками? Право, мужчину комментарии забавляли, но заставляло внимательнее присмотреться к МакКинни... как же её звали? Имя было медовое, скатывающееся с губ легко и непринуждённо.
«Ханни?»
Верно, Ханни. Символичное имя, быть может за ним и таилась целительная сила мёда, но пока магик видел пред собой молодую осу. Не пчелу, нет-нет, именно осу – способную создавать мёд, но также способную не единожды ужалить, попасть в самую точку словом иль делом и ещё уцелеть. Эту-то способность её хотелось увидеть, дать шанс проявить. Отчасти (хотя вслух бы об этом мужчина не признался) остроязыкая девица вызывала у него подобие приязни. За прогрессией её хотелось понаблюдать со стороны, вслушаться в умение строить гипотезы и делать выводы. А также… немного подумать. Буквы архаичного даже по меркам некромантов шифра не давали покоя, символы его кружились и выстраивались в ряды, силясь составить... что?
Артистическую подпись?
Чьё-то имя?
Указание следующего места?
Некий акт?

Тот, кто сотворил подобное, превратил живых людей в конструкцию и материалы для авангардного искусства и послания (послания ли?) безумен. Но и у безумия имеются паттерны, их можно проследить и примерно предсказать, если проанализировать всё правильно. Проникнуть в разум психопата непросто, о, как непросто и столь же опасно. Не только обычному человеку, способному проникнуть в модель поведения, но любому разумному, будь он живым или нежитью. Чужое сумасшествие оставляет следы на вступающих с ним в контакт, особенно если питаемо чёрным колдовством. Но какая, думал и пытался отчаянно вспомнить Новак, какая же именно тёмная магия требует ритуала подобного сорта? Думал и пока не мог найти. Не хватало не фрагментов мозаики, целых кусков недоставало. Возможно определить происходящее могли помочь архивы: и тип ритуала, и символизм, и чёртов шифр, зафиксированный исполнительным и молчаливым офицером Линчем, почти тут же аудиторию покинувшим.
«Возможно. Слово зашифровано одно, восьмибуквенное, из них мне пока памятны лишь две. На данный момент недостаточно. А к какому относить алфавиту... Правильный вопрос МакКинни. Продолжай в том же духе».

Хоть МакКинни слегка и подташнивало и сама она порядком сбледнула с лица, рассматривая и притрагиваясь к телам (может от запаха, способного сбить с ног и вола; может, причиной тому было волнение) и у неё явно не было криминалистического опыта, Янош периодически кивал в согласии с тем или иным выводом помощницы шерифа. Пускай пока те не были особенно информативны или были замечены им самим, свежесть взгляда Ханны могла  подсветить новые детали и предоставить новую перспективу. А значит, подогреть её уверенность на градус-другой было бы не лишним. Пока что она того заслуживала, заметив подвижность суставов и предоставив гипотезы о месте прежнего содержания и сохранения тел: не то, что сам магик был с ними согласен – проточная вода оставила бы на телах совершенно другие следы – но двигалась МакКинни в нужном направлении.
- ... бросается в глаза нелогичность связи тел.
«Заметила-таки?» - Новак кивнул вновь, соглашаясь. - «Хорошо, МакКинни. Хорошо».
- Нелогичность тел? Поясни. – Уорд, шериф, наконец, прервал своё молчание, перестав буравить Ворона взглядом. Не заметить и не ощутить интенсивный, словно огонёк автогена, прожигающий спину взор, было бы затруднительно даже глупцу. Недоверие? Вполне вероятно. Ян мало удивился бы, зачисли шериф его в число подозреваемых под основанием "он же некромант".
Учитывая совершённое, неудивительно. На его месте Ян тоже подозревал бы всех практиков данной дисциплины хотя бы в соучастии.
Но для убийства и безумия некромантом быть не нужно.

Ответа на свой вопрос Гектор Уорд, однако, пока не получил, и сам магик вмешаться с предположением не сумел. Платок соскользнул с бёдер тела обнажённой женщины, и помощница шерифа немедленно сосредоточила на нём всё внимание. При жизни усопшая была... красива, насколько можно было судить, если представить, что та лишь спит сидя и не стала частью гниющей абстракции. Смерть, впрочем, редко кого красит, в чём магик утверждался неоднократно. Лицо усопшей казалось знакомым смутно; возможно он видел мельком её когда-то на улице, или же в пабе. А может и не видел – мало ли похожих лиц.
- Под покрывалом... – Пальцы сбледнувшей, но сосредоточенной МакКинни неторопливо и неуверенно скользнули вовнутрь, в бледно-синеватую вагину, растягивая плоть в стороны. Лицо её, стоило девушке скользнуть глубже, изменилось, приобретя нечитаемое выражение. Ворон наклонил голову набок, наблюдая за процессом... и в непритворном удивлении вскинул брови, когда МакКинни извлекла наружу...
«Это... зерно?» - Обойдя девушку и присев рядом на корточки, Янош присмотрелся к раздвинутой промежности жертвы. Во всей внутренней полости влагалища угадывались зёрна не проросшей пшеницы и каких-то иных семян, которые – стоило Ханне убрать руку – тонкой струйкой просыпались на стул. Внутри их было явно куда больше одной-двух горстей.
Дело начинало приобретать до отвращения нездоровый религиозный мотив.
Но картинка, кажется, начала складываться.

Похоже, пальпация стала для Ханны МакКинни последней каплей. Отпрянув и пробормотав про отсутствие следов сексуального насилия, она поспешно отошла к телу мужчины. Винить её Ян не стал. По правде, предложил бы ей выйти подышать свежим воздухом или присоединиться к Линчу, ушедшему опрашивать свидетелей и получать доступ к немногим камерам территории комьюнити-колледжа, но... но она решила остаться, временно взявшись за иное, более лицеприятное тело. Настойчивость помощницы шерифа вовсе вызывала уважение.
«Неплохой криминалист при должной тренировке получится из неё».

- Мистер Новак, если Вы не против, замените слишком впечатлительную МакКинни. - Небрежно кивнул шериф в сторону девушки, обыскивающей карманы покойного. Сложно было сказать, внушило ли ему зрелище отвращение – пока что считывалась лишь напряжённость. - Поверьте, за сексуальное домогательство Вас уже никто не обвинит.
- Конечно, шериф. – Кивнув, Ян подтянул перчатку на левой руке. Нестандартная длина пальцев делала подбор и примерку любых перчаток раздражающе неудобной. – Прежде лишь разъясню подробней обследование тел и сопутствующие детали.
Магик откашлялся. Захотелось привычно закурить, но себя мужчина сдержал. Пока у него успешно выходило снижать дозу до пятнадцати самокруток в день и превышать его не хотелось. Пока их было только четыре за сегодняшний день.
- Мисс МакКинни была зафиксирована повышенная подвижность суставов тел. С учётом следов анимирующих заклинаний на телах, разумно предположить, что автор – или авторы, вероятна причастность нескольких лиц – воспользовались ими для беспрепятственного перемещения тел и расположения конструкции. Транспортировать тела вручную слишком затруднительно, а для некроманта, - Новак размеренно выдохнул, постукивая по портсигару в кармане, извлекая гулкий металлический звук, - заставить тела идти и перемещать груз – обыденно. Ещё проще заставить их принять устойчивое положение, не прикоснувшись к ним и пальцем.
«Практика и сейчас себя не изживает. Самые основы анимации».
- Но стандартная проверка на отпечатки, - продолжал некромант, - всё равно необходима. Неаккуратность действий уже предполагает допущение критической ошибки. Далее... Проточная вода... Нет. Склонен согласиться с другой вашей догадкой, мисс – было использовано место с низкой температурой и сухим холодным воздухом. Морозильная камера или иное подходящее место, не исключено что естественного происхождения. Повышенная влажность оставляет следы иного характера. С точки зрения некромантии кажется странным, что автор оставил тела естественно...
От внезапного стука, похожего на падение мяса на колоду, Ян прервался и мигом развернулся к источнику, коим оказалось сползшее на пол тело одетого мужчины. Стул не упал, однако... однако дорожка склизкой свернувшейся чёрной крови, оставленная на сидении и прочерченная далее сползанием. Промежность мужчины, заметил магик, была пропитана ею. Туда же смотрела и МакКинни, отпрыгнув в сторону и сжав в руках кожаный бумажник.
«Если там есть его имя, поднятие пройдёт проще. Всё одно думал начать с него».
- ...кхм. Продолжу – нахожу странным, что он оставил тела разлагаться естественным путём. При таком уровне владения некропластикой у преступника должно быть более-менее отточено владение препятствующими разложению чарами. Для сравнения, самое простое заклинание такого рода приостанавливает гниение на несколько суток. Более сильные останавливают процессы распада на лунный месяц или дольше. Напрашивается вывод о преднамеренности действия. А ещё...
А вот тут была наиболее сложная и неприятная часть. Настало время гипотез и откровенных спекуляций.
- Шериф, мисс МакКинни... На данный момент могу сделать предположение о том, что за неопределённым ритуалом некромагии у преступника кроется иная мотивация. Тела, как подметила мисс МакКинни, - вновь мужчина коротко кивнул в её сторону, – нелогично связаны. Полагаю, имелось в виду отсутствие общих черт у убитых, вроде пола, возраста, типа телосложения? Молодая женщина, мужчина средних лет, старик... Пока у двух из трёх наблюдается изувеченность гениталий. Мужчина, судя по следам крови на одежде, лишён полового члена, женщина... Хм. Чтобы вместить наблюдаемый снаружи объём зерен, вероятно, были извлечены яичники и иные ткани. Скорее всего, потом они стали указанными частями в конструкции на столе. Могу попробовать подтвердить происхождение.
Возможно мужчине лишь показалось, но Ханна едва слышно сглотнула и слегка позеленела. Слышать и знать, что кто-то на такое способен весьма омерзительно даже с общечеловеческой точки зрения. Омерзительно, что такие люди существуют.
- В случае женщины... мотивацией было не сексуальное насилие. Религиозный подтекст, скорее. Само расположение тела походит на статуи античной эпохи, а зёрна и место расположения может служить вероятным намёком на связь смерти и плодородия... или плодовитости? За исключением разложения женщина затронута в меньшей степени; с ней обходились... бережнее всего.
Последние слова он почти прошипел, подавляя холодную стылую злобу. Курить хотелось всё сильнее, но Ворон сдерживал себя, сосредотачиваясь на ином – на сей раз на стульях, занятых и направленных друг к другу таким образом, что сидящие "видели" один другого. Пустовавшее место на этом фоне выделялось не хуже отсутствующего переднего зуба при улыбке. Ныне на нём, впрочем, восседал всё более омрачавшийся шериф.
– Хм... Находится несколько дальше прочих. Достаточно места, чтобы за стол сумели свободно сесть и присоединиться.
«К чему? Трапезе? Ритуалу?»
- Кого-то не хватает и, не стоит исключать, что ему может быть отправлено послание. Его кто-то ждёт. Возможно, намёк на предстоящую жертву? – Продолжал мужчина чётко, обращаясь к шерифу и его помощнице. – За столом представлены три разных поколения. Не хватает... Кого? Подростка? Ребёнка? Имеет некий смысл, так как замыкает круг. Но это, как и предыдущее, лишь предположения, шериф. Мисс МакКинни, благодарю вас за помощь прежде. А теперь... С вашего позволения, хотел бы приступить к допросу...
Палец Ворона указывает на сползшего со стула мужчину в костюме. Другая скользит меж делом в сумку, изыскивая необходимые принадлежности. В сумке зазвенело, зашуршало и издало неожиданно громкий перестук, отразившийся от стен аудитории
- ... жертвы преступления. В бумажнике ведь его документы? Имя облегчит процесс.

Монета блеснула в пальцах некроманта, блеснув в неверном свете серебристой чешуйкой. Правильной четырёхугольной формы, почти рубленая и необычно тонкая – таких монет не сделает ни одно правительство. Ни один казначей не нанесёт на денежный знак древнегреческие имена Танатоса и Персефоны, ни один не придаст им подобной формы. Строго говоря, подошли бы любые монеты, стоило бы вырезать на них знаки и имена, однако... основы обучения традиции Теоданиса Янош уважал, пусть не разделяя его веры. К тому же правильно созданная монета, обол, казалась данью уважения покойным и самой смерти и чему бы то ни было по Ту Сторону.
«Будь то боги или ангелы, или иные сущности... Обряд есть обряд. А в нём есть своя сила».
Осторожно, неожиданно для своих спутников бережно перевернув тело жертвы – Джонсона Грина, отца и мужа, умершего безвременно – и расположив его на полу ровно, Новак достал нож для резьбы по кости. Лезвие, тусклое и гладкое, скользнуло по кромке большого пальца, словно не возымев эффекта – но стоило ножу перекочевать на стол, как капля крови, красная и густая, показалась на свет... а следом сорвалась с  пальца прямо на перекочевавшую в другую ладонь монету, окропляя металл и резные буквы, буквально погружаясь в них. Творя сложные пассы свободной рукой над монетой, некромант начал. Негромкий и хриплый голос напевно произносил слова древнего и мёртвого – для всех, но не для некромантов – сосредотачивая силу в отмеченном кровью объекте, что ощутимо вибрировал в самом центре ладони:
- Кора, рожденная Зевсом великим и священной Деметрой,
Ты, о Гадеса супруга, что под путями земными
Владеет вратами к Аиду и властна над теми из смертных,
Чей путь оборвался Судьбой безвременно и скорбно.

Опускаясь к простёртому на полу телу Джонсона Грина, Янош осторожно разжал рот мертвеца, помещая потемневшую гудящую монету под его язык, и столь же осторожно – бережно – закрыл его, после чего поднялся и выпрямился. Руки некроманта продолжали творить древние знаки над телом, начинавшим проявлять первые признаки движения. Тело Грина начало подёргиваться, под опущенными веками заходили, словно во сне, глаза. Торс мужчины начал подниматься, словно марионетка на ниточках, приводя его в сидячее положение. В воздухе пахнуло солью, а звуки и без того негромкой речи некроманта слегка смазались.
- Средь необъятных просторов земли, средь области вечного мрака
Ты одна – жизнь и смерть душ людских многобедных.
Словом мудрым твоим отворится дорога ко свету для тени,
Что призвана таинством крови и воли к ответу.*

Тело продолжило подниматься, по мере того, как Янош отступал назад, держа пальцы сцеплёнными в сложной фигуре. Деревянные, неестественные движения и подёргивания членов тела, наполняемых магической силой, начали сглаживаться, приобретая всё большую естественность и натуральность, наверное так странно смотревшуюся для непривычных к виду анимированных тел. К тому же тел, к которым силой заклинания возвращалась память, личность и подобие жизни, украденной у него.
«Он не увидит, как взрослеет его дочь. Дочь, у которой украли отца».
- Очнись ото сна, Джонсон Грин. – В последние негромкие и звучные слова Янош вкладывает всплеск магическую силу и волю, а руки соединяются вместе в резком хлопке. Одновременно с тем глаза мертвеца, до того блуждающие и бессмысленные, расфокусированные, обретают осмысленность и разумность... и испуганное осознание себя. Губы мертвеца раздвинулись, рефлекторно втягивая воздух, более не важный ему и нужный лишь для речи. Он с хлюпающим звуком поперхнулся, неверяще ощупывая собственную грудь, где более не билось сердце, и устремил взгляд поблекших (но также и ясных, как у живого) на МакКинни, на шерифа Уорда... И, наконец, на Новака, безошибочно ощущая связующую их пуповину магической силы, временно дающую ему, Грину, способность вновь двигаться, мыслить и говорить.
В глазах мертвеца мелькнуло глухое отчаяние.
- Мистер Грин. – Начал магик, приближаясь ближе к ревенанту, жестом приглашая шерифа и помощницу подойти. – В целях расследования совершённого преступления, одной из жертв которого вы, к сожалению стали, вы были подняты при помощи некромантии. Прошу, расскажите, что вы помните о событиях, предшествовавших и сопутствовавших вашей смерти?
_______________________________________________________________________________________________________
*Произносится на древнегреческом.

Отредактировано Janosh Novac (2017-05-28 14:14:11)

+4

13

- Мистер Новак, если Вы не против, замените слишком впечатлительную МакКинни...поверьте за сексуальное домогательство Вас уже никто не обвинит.
Куда угодно, как угодно. Лишь бы стереть из памяти чертовы зерна, которыми напичкали бедную женщину, как фаршированную утку. То, как сжалась ее собственная плоть в ужасе, как побледнел собственный покров при воспаленной фантазии представления о том, как лично в саму Ханну вдалбливают, заталкивая кривыми пальцами эти чертовы зерна - она не заметила. Попытки сосредоточиться на теле мужчины, однако, тоже ни к чему хорошему не привели. Наоборот, стоило бумажнику из кармана жертвы оказаться в ее руках, как она слишком вяло отошла в сторону, даже не осознавая до конца, что сейчас тушка второго потерпевшего сваливается на землю. И только отвратно выглядевший полу-свернувшийся след крови заставил сглотнуть и поставить точки над И. Итак, она повредила тело... вернее его позу. И теперь к ее смертному приговору в виде преждевременного инсульта в сорок от напряженной работы добавится бумажек так семь объяснительных и рапортов. А еще особо напряжный подбор рабочих эпитетов, чтобы расставить все паззлы вида места преступления в сухую картину для суда.
"А будет ли суд? Состав преступления и его совершение не походят на то, что обычно обсуждается в американских залах с присяэными... ну или это вандализм, верно, госпожа Правосудие?". - устало думала она, раскрывая вожделенный бумажники стараясь не обращать внимания на усугубившийся запах, исходящий от стула и промежности мужчины.
- Джонсон Грин. Проживает... проживал в Годфри. - констатировала она, вглядываясь в семейную фотографию. Этакая типичная карточка в типичном бумажнике, которую имеет каждый примерный американский семьянин. Любящая жена, малютка-дочка. Разве что не хватает большой собаки рядом и двухэтажного дома на заднем фоне, чтобы отпечаток прошлого стал идеальной киношной мечтой, которой пичкают мозги в каждом втором фильме. Наверняка, был примерным. И уж точно не из морга. Там документы сразу изымают, так?
Увы, это превращало все случившееся в тупиковую ситуацию. Идея с моргом могла бы многое объяснить, пролить свет и дать зацепку. А отнюдь не безымянный труп без следов повреждения там не побывавший наоборот заставлял всю историю покрываться еще одним слоем тени. Значит где-то подозреваемый некромант достал тела. И явно не одно. Связи? Или и правда убил? Мотивы... следы... следствия.00.. все перемешалось в голове помощницы шерифа, все так же скользящей взглядом по лицу От напряжения передние зубы привычно прикусывали нижнюю губу, заставляя ту бледнеть и становиться тонкой ниточкой.
- Нелогичность....шериф. Один труп все время выходит из цепочки логики... Двое мужчин - одна женщина. Двое среднего возраста - один старик. И я не удивлюсь, если тело старика будет никак не связано с сексуальным подтекстом. Потому что выпадает даже из этой цепочки. Это как... -  рассуждения были прерваны словами Яноша. Да и вовремя, скорее всего. МакКинни,  в очередной раз вздрогнув и как какой-то испуганный хищником зверек на водопое, чересчур резко повернув голову, поняла, что чуть не начала нести ту самую чушь молодняка, полную восхваления и схожести с голливудскими триллерами.
- ...Для сравнения, самое простое заклинание такого рода приостанавливает гниение на несколько суток. Более сильные останавливают процессы распада на лунный месяц или дольше. Напрашивается вывод о преднамеренности действия. А ещё...
Не то, не то! Все не то. Ханни не могла сказать, что она совсем не согласна со словами Новака, которого она вообще почти не слышала и не желала слушать с тех пор, как подошла к телам. Но сейчас она жадно впитывала информацию, выпивая до суха его знания, чтобы понять, найти тот самый момент нелогичности. А она была, ее чувствовать можно было и без осязания. Или логично... да, но нет чего-то важного. Совсем нет. Выкинуто из общей картины. Глаза обеспокоенно забегали по телам в поиске уже увиденного, но не замеченного с нужной должностью .
- В случае женщины... мотивацией было не сексуальное насилие. Религиозный подтекст, скорее. Само расположение тела походит на статуи античной эпохи, а зёрна и место расположения может служить вероятным намёком на связь смерти и плодородия... или плодовитости? За исключением разложения женщина затронута в меньшей степени; с ней обходились... бережнее всего.
Бережнее всего... бережнее всего... эхо осознания. Хищными движениями, не глядя никуда кроме одной точки на женщине, Ханна в мгновение ока оказалась прямо возле женского тела. изумленно изогнув брови. Вот оно! Макияж был идеален, тени на веках остались, равно как и темная пыльца осыпавшейся туши. Плюс тонкая линия бровей без легкой щетинки отросших, значит выщипывались недавно. Бритый лобок тогда был логичен и понятен.
- Она себя выбрила. Посмотрите еще раз, Янош, на волосяной покров даже намека нет. А у трупов он не прекращает расти, как и ногти еще какое-то время. И если женщина ее возраста брила растительность неоднократно и часто, то щетина или намек на нее проявлялся бы уже через день-два. А при ее возрасте я почти уверена. что она брилась... хотя бы потому, что... - взгляд уверенно скользнул выше, по растяжкам на животе, по отвисшей груди, - ... что она следила за собой даже после родов. И брови туда же. Плюс если бы прошло много времени, то она бы уже лишилась почти всего макияжа. А тут.. тени не смазались окончательно, помада сохранила оттенок.  Не больше суток-двух после смерти. Даже дорогостоящая косметика больше продержаться вряд ли сможет, даже с учетом холодильной камеры.
Увы, лепет ее под конец был куда тише, чем хотелось. Встряхнув головой, МакКинни все же нашла силы отвернуться, чтобы пару раз рассеянно моргнуть и зевнуть, понимая, что воздух аудитории начинает ее по-тихоньку отравлять.
- ... жертвы преступления. В бумажнике ведь его документы? Имя облегчит процесс.
Отойдя чуть в сторону, она с полузаинтересованностью следила за тем, что начиналось перед ее глазами. Мягкие и четкие движения рук Новака возвращали к паутину сонливости, и МакКинни не удержалась, пару раз незаметно зевнув в кулак, отворачиваясь снова к женщине. Что-то было знакомого в лице, умиротворенно глядящем в сторону адской картины на столе. Что-то, что могло наконец-то ответить хоть на пару вопросов. И... этот макияж. Макияж...
"Темно-красная помада. Леди точно не дома сидела в момент смерти. Точно не в магазин собиралась на выходные. Боевое оружие, раскраска настоящей женщины на охоте. Ухоженность заслуживает восхищения... где же я тебя видела, милая. где? И не с убийцей ли ты пошла на свидание в тот злосчастный день, вчера или неделю назад..."
Чужой язык с уст некроманта усыплял, уводил куда-то далеко от действительности. Слегка на мгновение посмотрев на поляка, МакКинни готова была сама прикрыть глаза, чтобы вместе с трупами прямо тут уснуть. Интересно, Гектор пустит ее к себе на коленки? Нет, конечно нет... а хотелось бы. Из под лобья оглядев реакцию шерифа на всю сцену она даже позволила себе грустно вздохнуть, помечтав, чтобы рядом не было столько трупов. А что? Место было бы куда более отличное, чтобы просто наслаждаться созерцанием его угрюмого родного лица. Если бы не повод для собрания в этом месте. Жаль... прикрыв глаза, МакКинни предалась мечтам. А ведь стул был вполне удобный, чтобы сидеть сверху на нем и аккуратно выводить на его затылке круги, в надежде, что он расслабится
О том ли думала жертва, выбривая лобок и идя на свидание. не зная, что подписывает себе смертный приговор. И на чьем затылке хотела оставлять ласковое тепло она. На собственном убийце или на примерном семьянине с малюткой-дочкой? Где оставила она ребенка, который не дождется матери?
Резкий хрип снова напугал. Полицейская чисто на рефлексе схватилась за кобуру, настороженно глядя на только что проснувшегося будто того самого семьянина. Вот он, мистер Грин. Мертвый мистер Грин. Завораживающее и одновременно пугающее зрелише, настолько непривычное, что смыло полностью остатки сна. Во все глаза уставившись на тело, Ханни все еще держала руку на кобуре, подсознательно боясь чего-то. Может труп как по закону ужаса сейчас вскочит и устроит зомби-апокалипсис, как бы глупо это не звучало. Так же, как и тот заискивающий но не лишенный наглости шепот за ее столом. Тихие смешки за спиной. Пьяные вскрики, когда Ханна собирала ее отпечатки...похотливые поглядывания на Линча. Ниточка протянулась, ведя в закоулки памяти, услужливо открывая архив и личное дело одной дорогой проститутки.
- Это было не свидание! - резко вскрикнула она ничуть не заботясь , делая несколько шагов вновь к жертве, чересчур неосторожно касаясь ее лица, вглядываясь в уже знакомые черты. - Ты была на работе, так?
Черная пропасть. Явь расступалась, рождая непонятные ощущения нереальности. Что-то в комнате поменялось, что-то изменилось в воздухе. Касание к трупу, надежда на ответ, тонкие нити обволакивали разум, заставляя чувствовать себя как только один раз в жизни. Красивая женщина, такая же, как и те кошмары с больничной койки. Задрожав, будто от холода, стуча зубами, МакКинни знала, что настал момент, когда надо отсутпить. Но слишком большое количество вопросов ужасали голову, готовую разорваться. Семьянин и проститутка. Старик. В висках заломило, мурашки прошли по коже от поясницы до пушка на верхней части шеи. Что-то, как и тогда, хватало за руки, будто утаскивая куда-то далеко, в мир собственных кошмаров. И все вопросы были в один миг заглушены тысячей голосов, среди которых почти уловимо выделляя тот самый крик на грани истерики проститутки с ее участка.

Отредактировано Hannah McKinney (2017-05-29 15:05:37)

+4

14

Вопросы витали в каждой частице воздуха в этой аудитории, они же проглоченные и втянутые в легкие Линча продолжили мучить его даже на улице, заполняя голову вопросами…Наверное, каждый из нас хоть один раз в жизни надеялся или желал получить волшебную палочку или лампу с восточных духом, чтобы найти все ответы на все терзаемые вопросы. Возможно, где-то за океанами и морями джины с волшебными кузинами-тетками-бабками тоже существовали?
Чем ближе Астрал приближался к главному корпусу, тем больше становилось студентов и преподавателей спешащих на занятия или с них. Кто-то сидел на скамьях, пролистывая записи, кто-то удобно устроился на газоне по бокам от главной вымощенной плиткой дороге. Не обращать на человека в форме внимания было бы глупо, но многие были заняты музыкой в наушниках, повторением или разговорами друг с другом. Никто вопросов Алексу не стремился задавать, как и загораживать ему проход.
- Добрый день. Офицер Линч.
Стоило офицеру войти в охранный кабинет как средних лет мужчина с густыми п-образными светлыми усами повернулся к оборотню, бросая хмурый взгляд покрасневших глаз на удостоверение Астрала. Видеть Алекса тот был видимо не слишком рад. На приборной доске перед несколькими мониторами и на каждом свободном сантиметре стояли пустые стаканчики из-под кофе, пару жестяных банок энергетика, купленного в таком же автомате, валялись в пустой мусорной корзине, стоящей в углу комнаты. Пачка каких-то таблеток тоже была брошена там…
- Кларк к вашим услугам, сэр. – без тени дружелюбия или вежливости протянул охранник, потирая одной рукой красный воспаленный глаз. – Я работаю сутки, офицер. Все было спокойно, ничего не происходило. Я делал обход, все было как всегда. – невозмутимо продолжив, мужчина сделал глоток из очередного стаканчика еще не успевшего остыть кофе.
- А доступ к записям я вам, офицер, не дам. От ректора не было никаких распоряжений, письменного ордера на изъятие видео с камер видеонаблюдения у вас нет, как я понимаю… - если Линч думал, что его настырный, прямой тон мог сбить с толку охранника съевшего собаку при работе с изворотливыми и хитрыми студентами, то офицер очень-очень ошибался. Оглядев еще раз Астрала, мужчина недовольно выдохнул и взглядом указал на дверь.  - Дверь заедает, хлопните посильнее с той стороны.

- С учётом следов анимирующих заклинаний на телах, разумно предположить, что автор – или авторы, вероятна причастность нескольких лиц – воспользовались ими для беспрепятственного перемещения тел и расположения конструкции.
- Мог ли анимировать все тела один некромант? И если да, то каким опытом или магической силой нужно обладать для этого? – чем больше сотрудники и привлеченный специалист говорили, тем больше наталкивали на мысли самого шерифа. В определенном смысле слова, можно было сказать что Гектор использовал присутствующих по своему для своих собственных нужд.
- Но стандартная проверка на отпечатки,  всё равно необходима.
- Будет, мистер Новак, может не сразу, но как только так сразу.
Тело мужчины со звуком больше напоминающим упавший мешок картошки стукнулось о паркет, падая на бок. Иногда трупы умели двигаться и без помощи некромантов… Гектор напряженный до этого еще больше сжался на стуле, вжимая голову в плечи. Кричать на Ханну смысла не было. Какой сюрприз мог ожидать их под штанами убитого, а что скрывалось под черным балахоном напротив сидящего почившего старика? Глаза Уорда, подернутые мутной пленкой из-за прибавившегося запаха растекшейся по стулу крови, впились в морщинистое лицо. Кажется, шериф где-то видел этого незнакомца…где-то.
- Джонсон Грин. Проживает... проживал в Годфри.
И только вдруг прозвучавший голос помощницы сбил с мысли Гектора, заставляя по-новому обратить внимание на упавшего на пол мужчину. - «Точно…мистер Грин, добропорядочный самаритянин. Он заполнял документы на чипирование собаки…несколько лет назад.»
- Нелогичность....шериф. Один труп все время выходит из цепочки логики... Двое мужчин - одна женщина. Двое среднего возраста - один старик. И я не удивлюсь, если тело старика будет никак не связано с сексуальным подтекстом. Потому что выпадает даже из этой цепочки. Это как...
«Как сон сумасшедшего или может слишком внявшего библейским текстам?»
- ...Для сравнения, самое простое заклинание такого рода приостанавливает гниение на несколько суток. Более сильные останавливают процессы распада на лунный месяц или дольше. Напрашивается вывод о преднамеренности действия. А ещё...
- Возможно, преступнику, не нужно было сохранять тела? Слишком много внимания вы уделяете этому…оставьте это. – не то, что Уорд сумел разгадать загадку, но наученный горьким опытом не одного года и даже трех, шериф знал какие элементы или улики были второстепенными, ему как возможно и всем здесь присутствующим хотелось побыстрее покинуть место преступления. Запах был просто отвратительный…
- Что она следила за собой даже после родов…
Младшая МакКинни сначала вела себя растерянно, пытаясь отстраниться, не вникать и не ощущать отголоски той боли, которую могли ощущать жертвы данного преступления перед смертью, но затем она наконец прекратила метаться и мысли ее повели медовую занозу куда-то внутрь себя. Уорд видел ее долгие взгляды на женщине, разглядывание…она шла по следу и шериф ждал, когда наконец Ханна соберет все воедино. Он ждал и терпел, потому что знал, что она что-то нащупала. Этот странный из-под лобья взгляд, ищущий ответов, которых у Гектора не было. Нет, нет у него лампы с джином или волшебных бобов, ищи, девочка сама…
Пасы руками, нож, монета, пролившаяся, кажется, такая же мертвая кровь как и у подчиненных Яноша привычным движением легла на золотой кругляш. Сколько раз Новак поднимал мертвых? Скольких под силу ему было анимировать за раз? Уорд не отпускал ни одного возможного варианта и только подозрения копились в нем, как вода в ведре.
Голос задрожавший, воспроизводящий иностранный, чужой, а может и частично вымерший язык резал слух, воздух дрожал, изгибаясь под звуками. Комната наполнялась чем-то…зловещим. Потоком, энергией, магией, чем именно было не важно, шериф мог поклясться что он чувствовал это что-то своей кожей, своими инстинктами и это…ему не нравилось. Ведь Уорд был нежив возможно больше, чем ему хотелось. Оборотню было дурно и резкие короткие вздохи его уже не спасали. Тело убитого задрожало…
- Это было не свидание! Ты была на работе, так?
Уорд не выдержав напряжения вскочил со стула вслед за резким голосом дочери Майкла, продолжая смотреть на восстающего мертвеца, не в силах оторвать взгляда. Такое Уорд видел впервые, все его волчье чутье вздрагивало и скалилось. Это было ненормально, неестественно и все мертвое или умирающее, больное должно было сгнить и разложиться до праха в земле. Волки были целителями, врачами леса, а Гектор – Годфри.
- Очнись ото сна, Джонсон Грин.  Мистер Грин. В целях расследования совершённого преступления, одной из жертв которого вы, к сожалению стали, вы были подняты при помощи некромантии. Прошу, расскажите, что вы помните о событиях, предшествовавших и сопутствовавших вашей смерти?
- О, моя милая Мишель…моя маленькая искра. Я больше никогда их не увижу. Там было так спокойно…после всего что я пережил. Я…я. – восставший из мертвых заговорил хрипло и резко, мало обращая внимание на собравшихся  и обстановку, онемевшие связки слушались плохо и воздух, который не требовался, проходил плохо, если бы Джонсон был жив, у него бы сейчас определенно началась паника.
- Нас было трое…нас отбирали! Эта идея…я не могу сказать, что она была плохой, это должно заслуживать хотя бы сожаление. Я…спрашивайте что хотите…– мистер Грин вел себя нервно, его что-то тянуло в буквальном смысле назад и он пошатнулся, хватаясь за стоящий сбоку него стул. Но договорить мужчина не успел, глаза его вдруг закатились, открывая белки глаз и тело сильно дернулось. В эту же секунду энергия в комнате взбесилась, водопадом обрушиваясь на Яноша и обрубая ту так долго и муторно настраиваемую пуповину. Слишком близко взорвалась «бомба», перенаправляя поток и закручивая энергию в тугой узел на женщине…только на мгновение, только на секунду, чтобы затем развеяться вместе с упавшим вновь на пол Джонсоном. Монета, так аккуратно помещённая в его рот, выкатилась из него, стоило губам пошире раскрыться, наверное, в последнем вечном крике.
И только в тот же миг резко потеплевшая кожа на лице мертвой женщины обдала жаром ладони Ханны, оставляя без ответов, не произнося ни звука...

+2

15

Астрал уже было приготовился к активному использованию своих мозгов, логическому мышлению и прочему полезному использованию штуки под названием «разум», однако усталый, явно, не спавший сутки охранник мгновенно заставил его переменить своё решение и вернуться к желанию действовать варварскими методами, не требующими никакой умственной деятельности. Очень уж захотелось вмазать по кислой старческой роже и оторвать п-образные усы лентой для депиляции, которыми обычно пользуются девушки для того, чтобы сделать свои ножки идеально гладкими. Слушая сухой, абсолютно бесполезный и раздражающий ответ, Линч закатил глаза и со скрежетом сжал зубы, едва сдерживаясь, чтобы не сломать шариковую ручку, которую он сжимал в пальцах. Вот же ублюдок. Вот же тварь. Полицейское удостоверение – Александру казалось, что этого предостаточно для того, чтобы получить доступ к заветным видеозаписям, которые могут содержать ценную для следствия информацию. Что за напасть? Неужели препятствие в виде старичка с красными от недосыпа белками, кроме как грубой силой, никак не обойти? Казалось, он в своих намерениях был непреклонен. Или просто не воспринимал Линча всерьёз, что, собственно, не удивительно. Вот если бы перед ним стоял шериф, то этот охранник вряд ли бы стал кочевряжиться. Но не бежать же обратно в лекционный зал, где за круглым столом сидят три трупа, направленных лицом на кучу непонятных внутренностей с древними знаками. Наверняка, в таком случае, Астрал услышит в свой адрес много чего старого новыми словами. О том, что он ни на что не способен и, вообще, бесполезен, и драить ему унитазы в полицейском участке зубной щёткой до конца своих дней, и бла-бла-бла.
- Мистер Кларк, а если выяснится, например, что этой ночью в колледже произошло страшное происшествие? – Максимально спокойно проговорил молодой оборотень, едва сдерживая гортанный рык и опуская блокнот с ручкой и, в перерывах между фразами, со злостью сжимая зубы. – Вы говорите, что совершали обход, проверяли все замки и двери, безотрывно глазели в камеры? А что, если такой исход? И окажется, что Вы ничего не засекли. Я ведь полицейский. И стою здесь не просто так, как думаете? В таком случае, полетят головы, в первую очередь – Ваша, потому что последствия происшествия обнаружили даже не Вы.
Мужчина нахмурился и согнулся, делая несколько шагов вперёд, ближе к охраннику. Заканчивая свою речь, он навис над несчастным пожилым мужчиной, словно грозовая туча, готовая в любой момент разразиться. Нет, пока что, полицейский успешно сдерживал все мысли и порывы к рукоприкладству. Честно говоря, запугивать несчастного охранника ему совсем не хотелось, и, если он на этот раз откажется сотрудничать, видимо, ничего не останется, кроме как идти к директору или звонить в участок и запрашивать письменный ордер. Так или иначе, Линч должен добыть информацию, просмотреть записи с видеокамер – это его задача, приказ, который он обязан выполнить, и который не обсуждается. Пока была возможность сделать всё быстро, без привлечения сторонних лиц – он пытался. Своими неумелыми убеждениями, документами, которые имел на руках, при себе, своими силами.
- Если всё, на самом деле, было так спокойно, как Вы утверждаете, покажите мне, пожалуйста, записи с камер. Давайте вместе их просмотрим. Чего Вам стоит? Об этом будете знать только Вы и сотрудники полиции. Возможно, об этом даже не расскажут в новостях, а вот если Вы и дальше будете упрямиться, можете оказаться в списке соучастников преступления. – Астрал приблизился к самому лицу охранника, заглядывая голубыми сверкающими глазами чуть ли не в самую его душу.
Такие «гляделки» продолжались весьма непродолжительное время, и, в конце своей небольшой речи, офицер медленно отстранился, выпрямляясь и кладя руку на грудь с тихим выдохом. С этим жестом он попытался успокоиться и полностью оградить себя от рукоприкладства. Нехорошо, всё-таки, так неуважительно вести себя со старшими, но положение, увы, обязывало, ведь оно сейчас было критическим.
- Я понимаю всю сложность Вашей работы, сэр. Я и сам, порой, не сплю ночами, у нас ведь, в каком-то роде, очень похожие сферы работы, так ведь? – Гораздо спокойнее продолжил Александр, уже не чувствуя острую необходимость так сильно стискивать зубы от закипающего в груди гнева. – Мне просто очень нужно посмотреть записи. Прошу Вас.
Наверное, с этого и надо было начинать, а не с запугивания. Но это до полицейского слишком поздно дошло. Буря гневных эмоций в груди немного улеглась, оставалось только сохранять леденящее спокойствие и продолжать глядеть на охранника сверху вниз. Продолжать давить, но уже спокойнее, не так явно, не так откровенно.
Интересно, как там дела у остальных? Выяснили ли они что-нибудь из обследований трупов? Должно быть, у них-то там всё продвигается куда успешнее, чем здесь, у Алекса. Если усатый охранник и на этот раз отзовётся отрицательно, с нотками скептицизма в голосе, Линч увязнет за пределами библиотеки очень надолго. В конце концов, самому придётся идти обследовать территорию и, в конце концов, тыкать этого вредного, хоть и усталого не выспавшегося дядьку носом в его «косяки». Интересно будет посмотреть на его лицо, когда Линч укажет на какой-нибудь взломанный замок одной из дверей колледжа. Вот весело-то будет. Не охраннику, естественно.
Для верности, продолжая ждать ответа от пожилого сотрудника охранного поста, Александр скрестил руки на груди – ему казалось, что так он выглядит ещё решительнее, и взгляд его будет казаться куда более настойчивым, хоть и не таким откровенно-агрессивным, как в первые секунды после полученного отрицательного ответа.

+3

16

Хрип тронутых разложением лёгких и глотки, булькающий, резкий и режущий непривычное ухо зубьями пилы... Первый раз всегда режет ухо и заставляет желудок сжаться, неважно даже что ты сам держишь "поводья" на кончиках пальцев: живое испытывает инстинктивное отторжение перед тем, что было и должно (казалось бы) оставаться недвижным, холодным, мёртвым. Пожалуй, последнее испытание – она же инициация – начинающих некромантов, поработавших уже с телами всевозможных насекомых и животных; ведь теперь перед тобой существо, такое же, как ты сам и смерть свою сознающую. Нужно иметь крепкий желудок и крепкие же нервы, чтобы продолжать. Или, по крайней мере, достойно выдержать испытание и отлучиться после незаметно к помойному ведру. Ничто так не портит таинство, как свои же заблеванные ботинки. А уж что говорить о неподготовленных свидетелях... Ну что ж, на их счастье мистер Грин выглядел довольно презентабельно – по крайней мере, он не был утопленником, объеденным обитателями дна.
«Этого бы вряд ли кто из присутствующих выдержал. В частности молодой офицер. Запах рвоты был бы совсем лишним».
Уорд, как показалось наблюдавшему его на периферии зрения некроманту, напрягся и почти окаменел на своём стуле; может, в нём говорило естественный эффект "зловещей долины", а может простая нелюбовь к некромагии... или магии какого угодно рода. Но в отличие от него МакКинни не сдержала страха: отпрянула, рефлекторно схватилась за кобуру, настороженно глядя на ревенанта, что дрожащими непослушными пока пальцами ощупывал свою грудь. Осваивался в своей симулякре жизни: без телесного тепла, без нужды в дыхании, без тока крови и биения сердца... И, по счастью, не был шокирован более обычного – похоже, смерть его была не столь мучительной или же оказалась принята куда легче обыкновенного. Оживлять таких было одно удовольствие; ни тебе криков, ни попыток ринуться в слепое бегство от незримой никем более опасности или попыток отбиться от лишь им видимого противника... Но всё же Новак держал пальцы на кончиках незримых нитей, готовясь в случае чего перехватить контроль над телом и выжимать ответы сквозь мёртвую гортань. Не все мертвецы жаждут делиться забранными с собой секретами, но под давлением сделать ничего не могут – разве что сжать челюсти до хруста, тщетно сопротивляясь и лишь откладывая решающий момент.
Ян не любил добывать ответы подобным образом, но в некоторых случаях то было единственное средство...
Лишь в некоторых. Не во всех. И не всегда он вовсе искал альтернативы.
Но тут покойный Джонсон Грин заговорил, и Новак обратился во внимание, концентрируясь на нём. Всё прочее отошло на задний план.
- О, моя милая Мишель…моя маленькая искра. Я больше никогда их не увижу... – Если бы в мутноватых, подёрнутых белёсой плёнкой глазах Грина могли зародиться слёзы, он бы без сомнения плакал. Осипший, хриплый резкий голос его нёс в себе горькое сожаление. Он был прав и понимал это. Даже позволь Ворон им попрощаться, как подобает, боль утраты станет только сильнее. Что мертво, то мертво. По крайней мере, ревенант понимал данный факт и не пытался вымолить обратное. Ни один некромант не может вернуть усопшего к подлинной жизни, как бы силён ни был. Лишь продлит существование на самой границе смерти и жизни.
- Это так. Соболезную утрате вашей семьи, мистер Грин, и вашей преждевременной смерти.
«Глупо было бы говорит обратное и вселять ложные надежды. Быть может, только одному человеку и было под силу подлинное воскрешение. Тому, что воззвал когда-то громким голосом "Лазарь, иди вон!.."».
– Там было так спокойно... после всего, что я пережил. Я… я... – Мёртвая рука легла на грудь и сжалась, комкая рубашку, словно у мертвеца заканчивался воздух – столь часто он начал совершать хриплые, влажные вдохи и выдохи. Впрочем, ему так действительно казалось. Фантомные телесные ощущения были совершенно нормальны для ревенантов, но Новаку было важно, чтобы тот не утонул в панике. Выдёргивать того из омута нахлынувших чувств было бы для Грина мучительно. Новак вскинул было руку, сотворяя магический жест, призванный не вырвать, но умалить свалившуюся на ревенанта тяжесть, привлечь того к действительности...

- Это было не свидание! – Резкий вскрик МакКинни отвлёк Ворона, заставил дёрнуться, чуть было не перенапрячь протянутую меж ним и ревенантом магическую нить. Смертная, тяжёлая сила скользнула сквозь пальцы и утекла вовне, по счастью неоформленная, стала частью гулкого, спёртого от некротического загрязнения воздуха. Магия не терпит отвлечения. По-прежнему направляя раскрытую ладонь в сторону ревенанта, Янош метнул острый, неприязненный взгляд в сторону помощницы шерифа, сдерживая рвущуюся с языка брань.
- Мисс МакКинни, что вы себе...?
Однако с МакКинни... С МакКинни творилось нечто более странное, заставившее магика поумерить раздражение. Уж больно неожиданно та вскричала, неотрывно глядя на тело мёртвой женщины, касаясь её лица ладонью и чуточку смазывая нанесённый макияж. Она смотрела так, словно ждала, что мертвец мгновенно ей ответит со всей связностью и откровенностью.
- Ты была на работе, так?
Работа? Кем она могла работать? Впрочем, неважно. Если МакКинни её и знала – а это, подумалось мужчине, могло означать наличие приводов и, так или иначе, облегчало идентификацию – то меняло это немногое. Вот только едва ли проблема заключалась в одном лишь узнавании. Выговаривать ей надлежало отнюдь не Новаку, а ещё едва ли выговор имел смысл. Ханна выглядела настолько погружённой в себя, что едва ли заприметила даже летящий в лицо кирпич. Сухо выдохнув раздражение, Янош вновь сосредоточился на Джонсоне Грине, пришедшем в себя и даже не обратившем на внезапную... истерику помощницы шерифа внимания. Наоборот, ревенант выглядел более сосредоточенным на настоящем, пусть и нервозным. Пальцы его дрожали, сам он неровно стоял на ногах, схватившись за спинку стула для поддержания равновесия.
- Нас было трое... нас отбирали! Эта идея…я не могу сказать, что она была плохой, это должно заслуживать хотя бы сожаление. – А вот это уже было действительно важно; Новак почти хищно напрягся, впитывая и запоминая каждое слово. Идея... Грин был вовлечён? Знал и вызвался добровольно, не зная, что его ожидает и теперь оправдывался, нервничая? Походило на то. Отбор... Отбор предполагал соучастников, группу их и, вероятно, не только присутствующих здесь.
Что-то изменилось. Воздух дрогнул, в него вплелось что-то стороннее, чужеродное. Нити некротической энергии отяжелели, прогнулись свинцовыми грузами и, откликаясь, дыхание Яноша внезапно спёрло; застарелый сруб левого мизинца предупреждающе закололо болью. Магический фон менялся и отнюдь не к добру, и оттого переброшенная между некромантом и ревенантом нить тяжелела. Пытаться определить источник изменений в условиях загрязнения было словно пытаться рассмотреть картинку сквозь облако глухой статики. Слишком много лишней силы, частиц, чувств и помех.
«Ловушка?! Нет, быть не может, слишком грубая, заметил бы на подступах. Нет, другое...! Удержать, удержать!»

- Я…спрашивайте что хотите… – Грин нервничал всё больше, но нервозность была не единственной проблемой, затруднявшей его речь. Он силился сказать больше, но отклонялся назад, подобно маятник – и язык его сковывала та же тяжёлая сила. Канал энергии, дающий Джонсону Грину движение и речь, натягивался и неумолимо выскальзывал под бурлением аномально взъярившейся силы... Силы, что концентрировалась на теле женщины, в ней, под прикосновением...
«ОНА?! Нет-нет-нет...» - До хруста стиснув зубы, Новак раскинул руки в стороны, формируя жест за жестом, зло проговаривая на древнегреческом слова заклинаний. Смягчить удар, заставить разойтись, заземлить и удержать! Пока не прорвалось, пока не ударило.  Искра жизни в глазах поднятого, тут же закатившихся, погасла, уступая место белёсой мертвецкой пелене. Тело ревенанта прошило и затрясло, словно Грина посмертно накрыл приступ эпилепсии; ноги подогнулись... и тут связующий его и Яноша канал хлёстко лопнул. Бурление мертвящей силы прорвалось долго созревавшим нарывом, ударив сквозь разорванный канал прямиком в мужчину, словно молния – в громоотвод. "Взрыв" был бесшумен, но для Новака миг растянулся на вечность. Старые шрамы и раны, все они без исключения, взвыли; невыносимой тяжестью отозвались кости – тело превратилось в оголённый нерв, через который пропускали ток. Вот только этот ток не вмешивался в передачу электрических сигналов. Он их прекращал. Удар мертвящей некротической силы мог отключить движение в нервах, приносил онемение, бессилие, атрофию и иссушение... Он мог запросто остановить сердце и мозг, подавляя жизнь не тонким воздействием, но голым неоформленным потоком – энергией, в которую вмешалась и бездумно задела та, что вовсе не должна была не то, что вмешиваться, но и не быть способной чувствовать, тем паче касаться!
Вдох, резкий и острый. Руки сплетаются на уровне груди в сложную, закрученную спиралью мудру, балансируя в хватке выхваченный из ножен косторезный нож и формируя магию – сильную, сложную, но выполнимую даже несмотря на мертвящий груз в собственном теле. Янош сквозь зубы бормочет заклинания, перейдя на латынь, взывая ко всем внутренним резервам и балансируя сырую внешнюю мощь укрощённой магической силой.
-... ἐκ γαίης γὰρ πάντα καὶ...
Воздух начинает пахнуть солью, осушая губы вмиг и касаясь присутствующих прохладой потустороннего бриза, словно рядом оказывается невидимое море или же зев соляной пещеры. Все звуки, от шелеста до крика обретают резонирующее эхо, и эхом же отдаются громкие слова Новака, держащего нож за лезвие подле своего сердца. Предметы уходят из фокуса, теряя в резкости, но уходящая через него в нож тугая некротическая сила превращает лезвие и рукоять ножа в нечто лишённое очертаний. Даже на ощупь сложно различить кромку лезвия и костяную рукоять.
-... εἰς γῆν πάντα τελευτᾷ!*
Проворачиваясь в пальцах (или сам по себе, подчинённый завихрениям магической силы), нож выпадает из ладоней и падает в пол, втыкаясь навершием в доску пола... и уходит в неё глубже, всё глубже, постепенно погружаясь по самую рукоять. Дерево вокруг воткнувшегося, тонущего в нём лезвия сереет, трещит и выгибается, всё больше подёргиваясь и пузырясь гнилью, чей запах причудливо смешивается с нездешней солью. Не имея возможности поглотить всё, Новак пропустил через себя силу, подобно медному проводу, позволил ей найти фокус и сосредоточил в единой точке удара, где она не могла принести вреда никому. Наклонясь и хрипло выдохнув – шрамы до сих пор болели – Новак с треском выпростал ушедший по рукоять в гниющую доску косторезный нож.
Хотелось присесть. А ещё хуже и сильней хотелось курить, что мужчина и принялся делать, как только очистил нож и спрятал его на поясе. Щёлкнул огонёк и он, наконец, с видимым наслаждением затянулся, придерживаясь за стол. Добрая треть силы магика ушла на сдерживание и перенаправление всей лишней энергии, в которой он стал проводником. Кого другого, менее опытного и незнакомого с практиками вершителей, она могла прикончить на месте.
К слову о других.
Уорд. МакКинни.
Едва ли они поняли, что произошло.
«МакКинни... И за меньшее убивают в нашей братии. Ты ещё легко отделалась».
- Мисс МакКинни. - Раздражённым, холодным, но более всего усталым голосом обратился к девушке Ян. Затянувшись, он резко оттолкнулся от стола ладонью и, стараясь идти ровно и не хромая, стремительно подступил к ней, взирая сверху вниз. Говорил он негромким шёпотом, но достаточно, чтобы лишь МакКинни расслышала всё чётко и ясно. – Я не знаю, что на вас нашло, но... Впредь. Не вмешивайтесь. В чужие заклинания. Чревато гибелью вмешавшегося магика-дилетанта.
Тела. Как аномалия повлияла на тела? Воздух в комнате очистился, тяжесть ушла в окончательно сгнивший участок пола, контрастировавшим с новым паркетом серовато-бурым трухлявым пятном, но часть её хлынула в тела, он ощутил это – подобное притянулось к подобному, мёртвое к мёртвому. Мозг Яна лихорадочно работал. На прикосновение и магическое прощупывание тело женщины ответило...
Пустотой. Инертной тяжестью, сквозь которую прощупать не удалось ничего ни жестом, ни словом. Лишь на четвёртую попытку и прикосновение к её лбу небольшой острой костью-щепочкой удалось прочувствовать... отклик, вибрацию, но сильно приглушенную, словно шедшую сквозь ватное одеяло. Терпеливо проверяя каждое тело – старика, затем Грина – Ворон получал вновь и вновь всё тот же результат.
И с каждым новым результатом всё мрачнел. Под глазами мужчины залегли глубокие тени усталости, телесной и ментальной.
День... Просто не мог стать хуже.
- Боюсь, наше дело затруднилось, шериф. – Новак выдохнул дым через ноздри, обдумывая, как понятнее облечь понимание в слова и преподнести их. Оказалось непросто, слишком уж Ворон привык оперировать терминами. – Возникшая энергетическая аномалия заземлена, но... Тела жертв оказались поражены её фрагментами. Тела возможно повторно анимировать, но не с моими нынешними инструментами. Пока что могу предложить перевозку тел в морг и повторение процедуры там, в спокойных, контролируемых условиях.

_____________________

*Др.греч. - Ибо из земли всё приходит и в землю возвращается.

Отредактировано Janosh Novac (2017-06-12 00:58:23)

+3

17

Кто-нибудь. Уймите крик. Заставьте перепонки Ханны лопнуть, уши оглохнуть, глаза проткните, чтобы она ничего не видела. Не сейчас... не тогда, когда ее жизнь начала налаживаться. Явь слишком хороша, чтобы вспоминать о кошмарах, созданных ею на больничной койке. Нельзя уходить. Не сейчас. Крик нарастал, заполнял все нутро, вибрацией спазмом проходя по всему телу, заставляя голову раскалываться. Если бы она могла, она бы застонала. Если бы захотела, убрала руки. Но тепло... непривычное тепло, которое она почти не могла найти в мире живых ласкало ее ладонь, парализуя и заставляя стоять как вкопанную перед той, что так и не ответит на вопрос. И все это кончилось в одно мгновение. Оставляя след разочарования на лице полицейской, пустоту в и прежде мертвых полуприкрытых глазах.
Ладони оторвались от кожи. На тонких почти прозрачных перчатках остались следы не самой дешевой пудры. Удивленно глядя на порошок и перебирая его между пальцами, она неловко отшагнула назад.
- Я... простите, я наверное, отвлекла вас, - ей было действительно жаль, что она вела себя как маленький ребенок, обнаруживший под рождественской елкой вожделенный подарок. Слегка повернув голову в сторону Новака, пчелка печально выдохнула. Все таки ей не избежать гнева шерифа. Сорванный своей неосмотрительной репликой ритуал. Злобный некромант. Да уж, Пчелка-Ханни умела влипать в неприятности.
Еще один шаг она проделала к старику. Вернее, шагом это назвать было сложно. В какой-то момент, когда ступня слегка приподнималась над полом, что-то ударило в голову, что-то, напоминающее раскаленный кусок арматуры, пронзая черепушку. Тихий вскрик, и вот уже боль отступила. Но, то ли недосыпание сыграло шутку, то ли что-то еще. Нога будто отказалась подчиняться, становясь невесомо-легкой, будто толстой нитью, которую ты не чувствуешь, но это не мешает ей болтаться привязанной к тебе. Ступня так и зависла в воздухе на мгновение, чтобы самостоятельно опуститься затем в какой-то кривой неправильности, скошено.
"Надо попросить о помощи, да?" - смущенно подумалось копу, однако мысль тут же была отметена в сторону. Ага, попросит она помощи у Гека - тот скорее вышвырнет ее на следующий же день из участка за ненадобностью в инвалидах. Новака тоже бессмысленно. Кажется, некромант и так на нее зол. Если еще раз отвлечь его от рукомахания и ножедерганья, чего доброго - проклянет. А Линч... ее старый друг Линч просто был не здесь.
Так она и стояла, будто закончившая движения механическая кукла. Даже палец не в силах поднять. А перед ее глазами таял воздух, превращая все в сонное марево. Опытный, пусть и не доктор, но не без умений оказывать медицинскую помощь, коп сразу же списала все на давление. И возможно так и продолжала молчаливо пытаться фокусировать взгляд на третьем трупе. Если бы не некромант.
- Мисс МакКинни. - она его точно бесит. Иначе бы не стал говорить вот этим самым отвратительно-спокойным голосом. – Я не знаю, что на вас нашло, но... Впредь. Не вмешивайтесь. В чужие заклинания. Чревато гибелью вмешавшегося магика-дилетанта.
Язык поворачивался с трудом. Равно как и лицо, которое надо было хотя бы для приличия обратить в сторону собеседника. Но хотя бы более послушно, чем ноги.
- Мистер Новак, мне... правда жаль, - раскаяние в голосе было естественным. Она на секунду замолчала, то ли пытаясь заставить говорить себя дальше, то ли задумавшись над последней частью сказанного. Магик-дилетант... значит, кто-то еще влез в практику Яноша? Или... да нет... точно нет. - Я... не...- Покраснев, будто маковый цветок, она даже от удивления вернула себе способность действовать телом. Тут же почти подскользнувшись и отступая. - Извините, мне надо объясниться начальству.
Уйти и не оборачиваться. Это лучший вариант, который только мог ей представиться в данный момент.
- Это местная дама из "особого эскорта". - поравнявшись с начальством, Ханна уже окончательно пришла в себя. И кроме легкой слабости и привычной сонливости ничего не чувствовала. - Я займусь поисками нитей и связей. Вполне возможно, что если мы прижмем сутенера, то сможем пролить свет на ее последние сомнительные знакомства.
"Можешь не хвалить... но боже, хотя бы не ругай. Не сейчас."
- Я могу выйти, Гек? - совсем тихо, но все еще не позволяя ему услышать слабину в собственном голосе попросила Ханна, указывая на дверь. - Заодно осмотрю периметр и потороплю Линча.

Отредактировано Hannah McKinney (2017-06-12 17:12:43)

+3

18

Если бы Кларк умел читать мысли, то сейчас он бы скорее всего взбодрился и проснулся быстрее, чем от любого энергетика или десяток выпитых кружек кофе. Охранник любил свои усы, он находил их очень-очень крутыми – они переносили его в те времена, когда он был молод и горяч, как стоящий напротив молодой полицейский, и не привязан к этому чертовому стулу в этом чертовом университете. Он давно подумывал уволиться, слишком часто здесь происходили неподдающиеся логике вещи, но безработным быть не хотелось.
- Мистер Кларк, а если выяснится, например, что этой ночью в колледже произошло страшное происшествие? Вы говорите, что совершали обход, проверяли все замки и двери, безотрывно глазели в камеры? А что, если такой исход? И окажется, что Вы ничего не засекли. Я ведь полицейский. И стою здесь не просто так, как думаете? В таком случае, полетят головы, в первую очередь – Ваша, потому что последствия происшествия обнаружили даже не Вы.
Чем больше говорил Алекс и чем ближе приближался к Кларку, тем неуютнее тот себя начинал чувствовать и даже служебный пистолет в кобуре на поясе не мог придать ему уверенности. Со скрипом стул на колесиках уперся в приборную панель и стол, явно давая понять что больше отступать некуда, следует или защищаться, или сдаваться. Если до этого пожилой охранник ни о чем не думал, то сейчас в его голове зарождалось неопределенное чувство вины за то, что возможно могло произойти. И правда…зачем полицейскому требовать записи, если в университете все было в порядке. Проверка? Из-за этой неопределенности Кларка неприятно тряхнуло.
- Я понимаю всю сложность Вашей работы, сэр. Я и сам, порой, не сплю ночами, у нас ведь, в каком-то роде, очень похожие сферы работы, так ведь? Мне просто очень нужно посмотреть записи. Прошу Вас.
- Берите стул возле двери. Я все покажу. – договорить Астрал не успел, буря эмоций поглотила охранника быстрее, чем мог рассчитывать Линч. Давление удалось.
- Сейчас я отмотаю запись к закрытию университета. У нас не много камер, все они по периметру. Вот камера на парковку, вот на главный вход, на пожарный и на остальные второстепенные входы в прилегающие к главному зданию корпуса.
Картинка на нескольких мониторах закрутилась в обратную сторону, мигнула и восстановилась. На улице было уже темно и камеры снимали в черно-белом ночном спектре. Качество было не слишком хорошее и скорее всего для осуществления приближения потребовалось бы отправлять пленку на доработку и улучшение в соседний город.
Одиннадцать, полночь, час…все было в порядке. Ни на одной камере не было видно ничего подозрительного ровно до того, как время на экранах не перевалило за два часа. Какая-то машина проехала по дороге рядом с университетом и парковой, не попадая в кадр, но обозначая свое присутствие фарами. Через какое-то время двое, во всем черном подошли к той самой двери, через которую полицейский несколько десятков минут назад вошел в корпус с злосчастным круглым кабинетом. На плече у одного человека было два больших мешка, вторая цель произведя какие-то махинации с замком открыла двери и оба вошли внутрь, исчезая с камер наблюдения.
Через какое-то время один из них вновь покинул здание, чтобы вновь вернуться таща большой чемодан и еще один мешок на себе…Около четырех часов утра сначала из корпуса выскочила одна тень, а затем через несколько минут другая. Звук камера не передавала, но даже без него было понятно насколько сильно была захлопнута вскрытая дверь университета…
Кларк за все это время не проронил ни слова, вся кровь сошла с его лица и он, наверное, ждал смертельного приговора. Пальцы его лежали на пульте управления.

+1

19

Александр уже приготовился к тому, что его давление окажется бесполезным и, в итоге, он, всё-таки, окажется по ту сторону двери, у которой заедает ручка. Но, к счастью, этого не произошло. Охранник оказался не таким уж упёртым бараном и, похоже, осознал всю серьёзность ситуации, в частности, для себя и своего рабочего положения.
С радостью в душе, но крайне спокойным выражением лица, Линч кивнул на указания Кларка и незамедлительно переместил стул, стоящий у дверей, чтобы затем усесться на него и устремить свой взор на записи с камер видеонаблюдения. На объяснения охранника, оборотень кивал, переключая взгляд голубых глаз с экрана на экран, где были запечатлены названные места. Как только перемотка окончилась, и часы начали отсчитывать привычный ход времени, повествуя о том, что происходило на территории колледжа ночью, полицейский приготовил свои блокнот и ручку. Как только спокойствие и бездействие на записях развеялось приездом автомобиля и двумя тёмными силуэтами, Алекс начал фиксировать что именно происходило, в какое время и в каком месте, на бумаге структурировано и максимально понятно для себя. Значит, вся эта заварушка началась в два часа ночи… То, что эти полуночники таскали в мешках, очевидно, было трупами. И всё это время до своего выхода из здания они творили то, что сейчас можно наблюдать в круглой аудитории за библиотекой. Линчу до сих пор не было ясно, зачем именно всё это происходило, с какой целью, какова была мотивация преступников, но…
Мужчина тихо цыкнул и зажал обратную сторону своей письменной принадлежности в зубах. Он очень надеялся, что с этим разобрались его коллеги и мистер Новак непосредственно на месте совершённого преступления или непонятного ритуала. Короче, чем бы это ни было, загадку предстояло разгадать именно всем вместе, общими силами, а пока нужно было немедленно донести до шефа все собранные сведения с камер видеонаблюдения.
Астрал повернул голову к охраннику, и лёгкая добродушная улыбка, в которой он, мгновением ранее, растянул губы, тут же исчезла с его лица. Да, вероятно, старина Кларк сейчас просто в ужасе от того, что не заметил этого проникновения. Должно быть, в его мыслях сейчас просто калейдоскоп возможных плачевных исходов для его «карьеры» и для него самого.
Тихо вздохнув, оборотень поднялся со стула и осторожно похлопал охранника по плечу.
- Не переживайте, Вы ведь оказали мне содействие. Ко всему прочему, возможно, всё это даже к лучшему. – Линч приподнял один уголок губ и немного свёл брови. – Да. Вам, определённо, лучше не видеть той живописной картины, которая открылась в том самом корпусе. Предоставьте это нам и ни о чём не беспокойтесь.
После этих слов, Александр осторожно обошёл стул, на котором ранее сидел, осторожно взял его за спинку и поставил на место, к двери. Да, должно быть, этому мужику, сейчас очень тяжело, но с ним, наверняка, всё будет в порядке. Он не полез в пекло, не предпринял попытки остановить странных преступников-сектантов. Это, конечно же, бездействие и некомпетентность, но, во всяком случае, он цел и невредим. Не хватало ещё, чтобы к уже имеющимся трупам присоединился ещё один.
Ещё раз вздохнув, Линч, напоследок, повернулся к охраннику и вновь свёл брови, ненадолго поджимая губы. Отчего-то он чувствовал себя немного виноватым перед этим пожилым работником, но сейчас не было время на сентиментальности.
- К слову, сэр, могу ли я получить копию записи на каком-либо носителе? Она бы очень пригодилась нам в дальнейшем расследовании. Теперь, мне кажется, Вы понимаете, насколько это важно. – Убрав в карман формы блокнот, проговорил Алекс и вновь приблизился к Кларку.
Возможно, это видео станет одним из важнейших ключей к разгадке, и, если офицер его сейчас не запросит, то, вероятно, получит по шее от шерифа. Нельзя будет списать это на забывчивость, потому что такое упущение – самая настоящая безалаберность. Нельзя больше допускать ошибок, тем более таких грубых.

+2

20

- Мисс МакКинни, что вы себе...?
- Я... простите, я наверное, отвлекла вас.

«Что она еще натворила?» - вслед за неоконченным вопросом некроманта успел подумать шериф, до того, как мир вдруг изменился, наполняясь вокруг тяжелым воздухом и резкими непонятными световыми или наоборот теневыми всполохами. Вокруг творилась магия, бесконтрольная…насколько были неживые подвержены этому? Было ли их неживое существование схоже с тем, чем являлись восставшие мертвецы под умелой рукой некроманта? Что-то явно пошло не по плану, это Гектор понять успел, стоило ему только заметить быстрые и резкие движения поляка с вдруг откуда-то взявшимся из-за пояса ножом. И вновь незнакомый язык, в одно и то же время убаюкивающий и заставляющий вздрогнуть. Да ну на хрен все это колдовство, да ну на хрен всех магиков, которых Антея пустила в их закрытый мир, не подумав достаточно при этом. Это не для оборотней…
Уорд готов был уже взбежать по ступеням аудитории прочь из кабинета, но запах гнили и дерева ударил в нос, принося облегчение? и восстанавливая привычную картину помещения. Можно было вздохнуть более ровнее и выпрямиться во весь рост, как будто проверяя: остались ли силы, осталась ли в оборотне жизнь. Все было в порядке, беспокоиться не стоило.
Запах жженого табака и бумаги подобный свежему воздуху принес дополнительное облегчение, перекрывая остатки тошнотворной смеси запахов. Кому-то одному стоило закурить.
- Мисс МакКинни. Я не знаю, что на вас нашло, но... Впредь. Не вмешивайтесь.
Слишком много интереса к помощнице шерифа, слишком много гневных взглядов и шипящих опасных ноток было в голосе некроманта. Что он разглядел в ней, что нашел опасного? Это же была просто медовая девочка, пчелка, заноза в заднице и зазнайка с огромным самомнением. В ушах все еще стоял звон, не позволяя сосредоточиться и услышать все до последней буквы. Да и ебать…у шерифа был тот, кто мог ответить на все его вопросы сейчас, через час, завтра и послезавтра. Штрафы за стоянку еще не были аннулированы.
Пока Янош обходил трупы, производил какие-то только ему известные махинации, Уорд отошел от места преступления и поднялся по ступеням на верх, останавливаясь возле питьевого фонтанчика и делая несколько глотков, желая смыть калейдоскоп запахов с языка и саднящей глотки.
- Боюсь, наше дело затруднилось, шериф. Возникшая энергетическая аномалия заземлена, но... Тела жертв оказались поражены её фрагментами. Тела возможно повторно анимировать, но не с моими нынешними инструментами. Пока что могу предложить перевозку тел в морг и повторение процедуры там, в спокойных, контролируемых условиях.
Некромант был недоволен, он был чернее ночи и для этого было не обязательно ходить к гадалке или близко подходить к Яношу. Вытерев лицо и вспотевшую шею мокрой рукой, Гектор остановился посреди скамей, тяжело вздыхая и разглядывая картину в центре кафедры.
- Аномалия…не буду вдаваться в подробности этого. Трупы перевезут в морг и там осмотрят более тщательно, позволив вам проделать все необходимые на ваш взгляд вещи…раз на месте преступления осмотр закончен, мистер Новак, делать нам здесь больше нечего. – произнес оборотень более чем спокойно, доставая телефон и поднимая глаза на поравнявшуюся с ним помощницу. Она была бела как полотно и выглядела неважно, хотя звонкость в голосе вновь прорезалась, давая знать, что с ней все будет в порядке.
- Это местная дама из "особого эскорта". Я займусь поисками нитей и связей. Вполне возможно, что если мы прижмем сутенера, то сможем пролить свет на ее последние сомнительные знакомства.
Собирался ли он кричать на Ханну из-за того, что она каким-то образом помешала Новаку – нет. Он был не лучшего мнения о поляке и идей о том, как дочь Майкла могла сорвать ритуал, находясь на достаточном расстоянии от некроманта и не взаимодействуя с мертвым мистером Грином - не было, поэтому шериф лишь поднял на ее лицо еще раз глаза, заслушивая рапорт.
- Не буду спрашивать откуда ты знаешь девочек из особого эскорта. Действуй, но только перед этим тебе нужно бы взбодриться, в противном случае ни одного сутенера ты не словишь, и только наведешь шороху.– произнес Гектор без особого сарказма или колкости, растеряв весь свой энтузиазм на первой фразе. Ему не мешало самому поесть и выпить кофе, находиться в этой аудитории было психологически тяжело, взгляд непроизвольно возвращался к трупам внизу на сцене.
- Я могу выйти, Гек?  Заодно осмотрю периметр и потороплю Линча.
Неужели в голосе Ханны были скрываемые отголоски просьбы и мольбы? Не уж-то внешний мир не готовил ее к такому? Сколько раз он говорил Мэри за эти месяцы, что человеку в Годфри не место, сколько раз пытался убедить в этом, но все безрезультатно, для них она стала той, кто была в состоянии в крайнем случае дать отпор и постоять за себя.
- Не вижу препятствий этому. Бахилы не забудь выкинуть. – произнес Уорд все также спокойно, указывая взглядом на ноги медовой девочки и наконец прикладывая трубку к уху, расслышав голос с того провода. Нужно было согласовать осмотр помещения, фотографирования и транспортировку трупов в морг.
Стоило голосу Уорда затихнуть, чтобы вновь раздаться, как и магическому взбунтовавшемуся фону, как Ян мог почувствовать какое-то легкое журчание, шелест и движение. Оно пульсировало где-то под столиком, походя на скважину, медленно распространяясь по полу и заполняя пространство. Только вот воды не было. Магия вдруг развернула свой поток прямо здесь, «освещая» это место и наполняя его силой. Кажется…неосторожные действия привели к его обнаружению и вскрытию. Были ли пришедшие здесь теми, кто запечатывал поток или теми, кто пытался воспользоваться им? Сказать можно было одно, место было выбрано не случайно.

+2


Вы здесь » Down In The Forest » архив незавершенных эпизодов » 23.08.2016 | Something is rotten in the state of Denmark.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC