NC-21 | городская мистика, хоррор | США | ноябрь 2016
Годфри - не тот город, куда захочется приехать на экскурсию. В Годфри нет достопримечательностей и дорогих отелей, в Годфри даже школы нет. В Годфри приезжают, когда не находят места для себя в целом мире. В Годфри приезжают прятать своих бесов или же прятаться от них же. В Годфри приезжают те, кого он зовет. Прислушайся, может, он зовет и тебя.

Hector Ward

Пифия была права, к такому нельзя было привыкнуть за неделю, месяц, год. Гектор провел в этом маленьком, тусклом и мрачном городе больше десяти лет...

Добро пожаловать в нашу конфу в Discord! Там можно быстро получить ответы на вопросы и просто приятно провести время.

Down In The Forest

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Down In The Forest » архив незавершенных эпизодов » 05.12.2013 | моя кровь - клюквенный мусс


05.12.2013 | моя кровь - клюквенный мусс

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

МОЯ КРОВЬ - КЛЮКВЕННЫЙ МУСС
https://images.gr-assets.com/hostedimages/1470147713ra/19894563.gif
мне не холодно, я не боюсь

Ниммея Грин, Амон Боаз.

Соседний город; вечер.

Несколько учеников старшей школы спокойно ожидали появления автобуса, который отвёз бы их домой, когда на трассе появился неуправляемый автомобиль, водитель которого находился в нетрезвом состоянии, а потому не успел затормозить прежде, чем разнести остановку с ничего не подозревающими людьми в дребезги.

Отредактировано Amon Boaz (2017-06-27 23:36:09)

+3

2

«You are waiting for a train.
A train that will take you far away.
You know where you hope this train will take you,
but you don't know for sure.
But it doesn't matter
because we will be together.»
©Начало

   Визг тормозов и оглушающий звон стекла, с дробным звуком множества глухих ударов подряд смешались в сознании и сжались до одного яркого мгновения, а затем все накрыла тьма. Такая мягкая и вязкая, что даже собственное тело перестало ощущаться.
   Мысли кажутся такими мелкими, неверно ускользая и разбредаясь, с каждой секундой истаивая в этой мгле и оставляя после себя лишь невероятную усталость. Тьма обволакивала, соблазняя и уговаривая остаться с ней, отдаться ей без остатка, наконец отдохнуть от этих вечных поисков и тайн, от сложных отношений; отдохнуть от жизни.

   [За минуту до этого]

   Декабрь в этом году выдался холодным и довольно снежным, так что возвращаться в свой город пешком было довольно проблематично. Ничего серьезного с этим сделать было нельзя, однако решение нашлось. За небольшое вознаграждение водитель автобуса, проезжавшего мимо развилки на Годфри, притормаживал там, подвозя детей насколько это возможно близко.
   Сегодня автобус задерживался, и порядком уставшая за день Ниммея начинала понемногу нервничать. Продолжая переступать с ноги на ногу и мерзнуть, она уже хотела домой, в тепло, а не стоять на продуваемой всеми ветрами и заснеженной остановке в слабом свете уходящего дня.
   Теплое дыхание клубами пара вырывалось из губ, едва согревая покрасневшую кожу рук, пока зеленые глаза бездумно скользили по собравшимся на остановке в ожидании автобуса людям.
   Почувствовав на себе чей-то взгляд, Ним обернулась, сталкиваясь взглядом со смутно знакомым парнишкой. Несколько долгих секунд уходит на то, чтобы понять, что он тоже ходит в школу в этом городе, поэтому так же, как и она, ждет автобус, который отвезет их к развилке, чтобы меньше топать по холоду.
   Визг тормозов врывается в реальность так внезапно, что Грин не успевает до конца осмыслить происходящего, все еще продолжая вспоминать о том, где раньше могла видеть этот взгляд.
   Мгновенье. Удар.
   Тьма...

Отредактировано Nimmea Green (2017-06-28 01:22:35)

+3

3

Всё произошло слишком внезапно. Изумрудные глаза смотрели на него с непониманием и малостью любопытства, когда по ушам ударил визг тормозов. Внимание запоздало переключилось на несущийся в их сторону корпус машины. Грех дёрнулся в сторону, прочь, больше машинально, нежели осмысленно. Смерть проскочила в опасной близости от него; машина врезалась в деревянную конструкцию остановки, разнося её и подбирая под себя не успевших убежать людей. Судьба посмеялась над ним – всего на секунду Амон поддался облегчению, решив, будто беда обошла его стороной, и в тот же момент крыша разрушенного строения обвалилась всей возможной тяжестью сверху.

Запах гари, какофония звуков, тяжесть деревянных обломков – всё смешалось в одну сплошную кашу. Острая боль в плече не дала ему возможность распрощаться с сознанием, требовательно напоминая о том, что он, всё же, уязвим. Кто-то скинул с него тяжёлую ношу и перевернул на бок. Сквозь всеобщий шум и свист пробрался зов незнакомого голоса. Размытые образы перед глазами нехотя сформировались в одну картину маленького хаоса, случившегося здесь и сейчас. Часть машины виднелась из-под обломков, и в голове тут же всколыхнулось воспоминание о том, как кого-то утаскивает под железного монстра, потерявшего управление. Следом на поверхность омута всплыла улыбка ребёнка, говорящего с родителем, кашель старика, сидящего на лавочке, и зелёные глаза, упёршиеся в него задумчивым взглядом.
- Я спрашиваю, ты в порядке? – в который раз повторяет мужчина, и Зависть слабо кивает, морщась, когда чужая рука ложится ему на плечо, - потерпи, парень, скорую уже вызвали.
Шатенка лежит рядом. Её, видимо, вытащили из-под груды деревяшек так же, как и его. Её лицо – единственное знакомое на общем фоне, и Зависть, всё ещё не отойдя от шока, хватает её за плечи, слабо встряхивая.
- Очнись, - хрипло требует он, именно требует, поскольку на просьбу или, уж тем более, мольбу грубость в голосе никак не намекает, - приди в себя, эй!
Карие глаза щурятся, впиваясь взглядом, надеясь выхватить проступающие признаки возвращения сознания у девушки, а затем, поднимаются в поисках кого-либо другого, способного помочь. На маленький хаос отнюдь не спешит слетаться помощь всея мира. Мир, кажется, и вовсе вымер в эти секунды. Ни одной машины, ни прохожего, ничего. Лишь двое человек, похоже, пострадавших меньше всего, пытаются исправить сложившуюся ситуацию. Кто-то озвучивает предположение, что скорая приедет совсем не скоро, учитывая поднимающуюся метель. Зима в этом году пришла слишком рано.
Сердце Греха тревожно вбивается в лёгкие и рёбра; замёрзшие руки сильнее сжимают ткань чужой верхней одежды, вновь встряхивают обмякшее тело уже без особой надежды.

Отредактировано Amon Boaz (2017-06-28 04:14:12)

+2

4

   Не тепло и не холодно, только мягко, как под пуховым одеялом. Тело не помнит боли, а сознание - самого удара, но неясное раздражающее покалывание в ноге и явно оторванные от земли плечи и голова не дают забыться. Никакой боли, лишь надоедливое неудобство, от которого хочется, но не выходит сбежать во тьму.
   Ниммея колеблется, с запозданием до нее все же доходит чей-то грубый и вроде бы громкий голос. Снова тряска, уже отчетливее и сильней, от нее усиливается покалывание и начинает кружиться голова. Усталое раздражение выдергивает сознание к реальности.
   Ним неохотно открывает глаза, чтобы посмотреть на этого нахала, не давшего ей поспать и посмотреть тройку другую снов, уже заманчиво подступивших к границе мягкой тьмы, как бы намекая, на чьей стороне печеньки. Туманный еще взгляд рассредоточен и ловит не так много деталей, показывая лишь размытые картинки, но пара долгих секунд и зеленые глаза встречаются с карими злодея разлучника.
- Еще раз так меня разбудишь, и ты - труп. - Голос все еще кажется чужим, но слова - чертовски правильными.
   Да, это такая особая манера здороваться с человеком, в чьих глазах ни раскаяния ни вины за содеянное даже под микроскопом не увидишь. Ниммея уже собиралась с мыслями высказать нарушителю чужого спокойствия еще что-нибудь ласковое, когда по уху что-то щекочуще скользнуло, отвлекая и Ним запоздало отводит взгляд, обнаруживая картину маслом.
   «Смешались в кучу кони, люди...» и остановка в щепки. Крупные такие щепки, которые разгребает пара меньше всего пострадавших людей. Осознание случившегося приходит постепенно, вместе с воспоминанием о последнем моменте перед отключкой...
- Я помню как... - голос падает в хрип, а лихорадочный стук собственного сердца набатом отдает в ушах, и Ниммея, уже мало внимания обращая на разбудившего ее и на ощутимую боль в левой ноге, метнулась к автобусу, с ужасом заглядывая под колеса. На расплывающемся в снегу внушительном алом пятне женщина уже не шевелилась. Только прикрытый ее телом ребенок еще стонал и плакал, вытягивая окровавленную руку в сторону припавшей к земле шатенки.
   Страх лихорадил тело и сознание испуганным зайцем металось от ступора к действиям и попыткам вспомнить хоть что-то подходящее случаю. Одно Грин понимала совершенно точно: вытаскивать ребенка нельзя - был риск лишь больше навредить ему, но и оставлять все так было нельзя. Ниммея и не заметила, как сама улеглась на землю и, вытянувшись в струнку, поймала мокрую ладошку, успокаивая.

Отредактировано Nimmea Green (2017-06-28 23:06:32)

+1

5

Время, место, люди – всё смешалось воедино. Амон продолжал наблюдать за происходящим, чувствуя нарастающий внутри бунт эмоций. Здесь не было место Греху. Не было места зависти. Пострадавшие люди думали лишь о том, чтобы выжить и, может быть, помочь в этом нелёгком ремесле кому-то ещё. Всё, что оставалось ему – смотреть. Шестнадцатилетний подросток взирал на окружающий хаос с долей равнодушия, за которым скрывалось благоразумная растерянность и нежелание вмешиваться. Что он мог? Вот здесь, сейчас, в эту секунду. На что он был способен и чего хотел?
Она очнулась. Внутри что-то всколыхнулось, и вращающийся перед глазами мир застыл в одной точке – там, где были зелёные глаза шатенки. Почему-то он усмехнулся в ответ на её угрозу, словно они были давними друзьями, которые любили подкалывать друг друга в шутливой манере, как, например, сейчас.
- Занятно слышать это от девушки, распластавшейся на тротуаре, - хмыкнул он, и вдруг напрягся, когда девушка, видимо, заметила происходящее вокруг.
Ему не понравилось, как она, мгновенно переменившись в лице, тут же потеряла к нему интерес, будто и не он только что всеми силами пытался привести её в чувства (плевать, что это было сделано лишь для собственной выгоды и успокоения). И будто бы не он тут заслуживает хотя бы толику благодарности. Впрочем, в этом все люди, разве мог он что-то ожидать от ещё одной представительницы этой расы? Всё внимание девицы переключилось на жертв случившегося столкновения. В основном на тело, лежащее под грудой металла. Точнее, на два тела – матери и дитя. Шатенку почему-то стремительно взволновал маленький человечек, зажатый между землёй и телом, кажется, уже почившей родительницы. Что-то в этой сцене вынудило Греха напрячься.
- Перестань, - Зависть присел на корточки рядом с шатенкой, сжав её плечо и потянув девушку на себя, вынуждая подняться с земли, - хватит. Нужно дождаться скорой.
Чушь. Определённо, чушь. Если ничем не помочь ребёнку, возможно, он и не доживёт до появления скорой, не говоря уже о том, чтобы быть спасённым. Но кого это, чёрт возьми, могло волновать, когда все, зачастую, волнуюсь лишь о собственной выгоде? Амон видел, как на лице девушки выступает решимость, и его понемногу начинала раздражать эта безумная храбрость. Люди не должны себя так вести. Особенно столь молодые. Девушки в этом возрасте заняты лишь поисками возможных партнёров для состоятельного будущего, а не спасением детей во время ДТП. Так говорили духи, а он всегда верил им в каком-то смысле даже больше, нежели себе самому.
- Что ты можешь? – почти насмешливо спросил брюнет, крепче сжимая плечи девчонки, и всё же, погодя, добавил с набольшим нажимом, как если бы собирался помочь ей, - ты можешь что-то сделать?

+1

6

   Лежать на мерзлом, укрытом снегом тротуаре почти под колесами пускающего дымок автобуса было по меньшей мере странно. Висок покалывало от холодного снега.
   Словно голодный монстр, этот автобус ворвался в вечерний миг спокойной, размеренной жизни и пожрал, погребая под собой людей, его ожидавших. «Вероятно было бы лучше, если бы он вовсе не приехал, - думала Ниммея, с большой осторожностью поглаживая сжавшие ее руку окровавленные пальцы ребенка, - ничего этого бы не случилось...»
   Плечо ощутимо сжали чьи-то пальцы, и Ним оторвала висок от снега, чтобы вновь встретиться взглядом с внимательными карими глазами.
- Скорая приедет не скоро - мы слишком далеко от больницы. - На снегу, где только что лежала голова Ниммеи, остался небольшой цветок свежей крови. - Он совсем ребенок, к тому же очень напуган, предлагаешь просто оставить все как есть?
   Дети слабы, они не могут за себя постоять, а в подобных стечениях обстоятельств они вообще абсолютно беспомощны. «Старшие должны заботиться о младших, разве нет?» - Эта мысль разъедала не хуже серной кислоты. Ребенок был напуган и совершенно не понимал, что происходит. За секунды его реальность превзошла вдруг самый жуткий кошмар. Было невозможно понять чья на нем кровь, есть ли повреждения и насколько они тяжелые.
   Ниммея не могла закрыть на это глаза, казалось, этот взгляд, тихое поскуливание и окровавленная ладошка будут преследовать ее в кошмарах, а чувство вины за бездействие будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь. Это ощущение пробирало до мурашек по позвоночнику, до вязкого узла в желудке и сбивчивого дыхания из-за недостатка объема легких.
   Грин прекрасно помнила этот детский страх - быть раздавленной. Ощущения от тяжести книжного шкафа прочно врезались в память тогда еще мелкой шкодины.
   Карие глаза смотрели насмешливо и в то же время внимательно. Он будто смеялся над ней, и зеленые глаза глядели в ответ чуть хмуро и крайне упрямо.
- Если бы там был ты, захотел бы, чтобы я ушла? - Грубый тон Ниммеи был оправдан ее злостью, которую она спешно прятала за ехидством. Ведь черт возьми, она отчаянно хотела спасти мальчишку и пыталась выдумать хоть что-то, что может ему помочь, она не могла поступить так же, как кареглазый, не могла оставить все как есть.
   Единственное, что она могла - это опуститься на землю и держать маленькую ладошку, разговаривая с ребенком, не позволяя ему потерять сознание, замерзнуть и умереть. Злое отчаяние хлынуло через край, выливаясь на брюнета новой незаслуженной грубостью.
- Я могу не дать ему умереть до приезда скорой, а ты, если хочешь, иди вдоль забора до самого его конца, тебя никто здесь не держит.
   Ниммея прекрасно сознавала, что напрасно грубит тому, кто привел ее в чувства, но нельзя же быть такой ледышкой в самом деле?!

Отредактировано Nimmea Green (2017-07-07 22:22:24)

+1

7

Да плевал он. И на ребёнка, и на его, похоже, уже погибшую мать, и на других пострадавших, и на тех, кто уцелел, а сейчас пытался помочь остальным. Ему было абсолютно плевать. И на эту шатенку, которую он знал недостаточно хорошо, чтобы судить о чём-либо, но судил, тоже. Только почему-то внутри неприятно разливалась жижа из противоречивых эмоций, которые остро хотелось подавить, засыпать песком, снегом, грязью, чем угодно, лишь больше не видеть и не чувствовать. Люди должны действовать исходя из собственной выгоды, а не бросаться спасать тех, кому повезло гораздо меньше. Да, люди разные, но все они рано или поздно испытывают зависть, а значит, не такие уж и далёкие в схожести друг к другу. Так почему эта девица продолжает предпринимать попытки сделать что-то или просто хоть что-либо сделать?
Это был как плевок или пощёчина, столь же отрезвляющий и грубый, но словесный.
Если бы это Амон оказался под грудой металла, а она так отчаянно тянулась к нему, надеясь помочь, захотел бы он, чтобы она ушла? Если бы это произошло, когда он был ребёнком… Тем самым мальчишкой, что заставлял соседских малышей кусать друг друга из зависти за игрушку, которую очень хочется забрать у товарища. Хотел бы он, чтобы его бросили, придавленного, неспособного вздохнуть, лежащего если и не на краю пропасти, то в опасной близости от гибели? Да чёрта с два! Он бы рыдал от страха погибнуть и выпрашивал прощения у всех, кому когда-либо мог навредить, как последний трусливый щенок.
- Захотел бы, - соврал он, и почувствовал, как глупо звучит эта очевидная ложь.
Девушка продолжала грубить, и он, отчасти, не винил её – сам был не против нагрубить себе; может быть, даже парочку раз врезал бы, имей такую возможность, чтобы больше не чувствовать себя так. Вот только волна раздражения всё равно поднимала в нём выше и выше свой гребень из-за упрямства девушки. Он упёрто хотел доказать ей, что все её надежды хоть как-то повлиять на ход событий – бессмысленны, хотя сам не был уверен в этом, и уж точно не имел никакого права рассуждать об этом, не говоря о том, чтоб спорить. Оставалось понять – зачем?
- Нет уж, как я могу пропустить такие зрелища, - с язвительной насмешкой отозвался Грех, морщась от усиливающегося ветра, приносящего всё больше и больше снежинок ему в лицо. Это было так. Он хотел увидеть, что будет дальше. Но не только это. Внутри клубилось маленькое, неоднозначное желание помочь, вызванное скорее чувством беспомощности, нежели трезво взвешенным решением. Он не хотел именно помочь, – чего ради он вообще должен был испытывать это желание, учитывая, что пострадавший ребёнок ему побоку, - он просто хотел избавиться от грызущего ощущения своей бесполезности. В конце концов, разве не он среди этих жалких людишек Грех?
Но давайте на чистоту, даже будучи двести раз Грехом, он всё равно остаётся бесполезным в ситуации подобного рода. И вот тут настаёт осознание, что есть большая разница между сущностью, которую ты из себя представляешь, и тем, что делает тебя самим собой. В данный момент он был не только Завистью, но и обычным подростком, попавшим в ДТП. И пока он метался от одной своей половины к другой, решая, на какой стороне оказаться, время поджимало, метель усиливалась, а дым, исходящий из автомобиля, чернел в воздухе, уносясь дальше.

Отредактировано Amon Boaz (2017-07-11 00:33:29)

+1

8

- Лжец. - Припечатала Ниммея, насквозь пронзая брюнета потемневшей зеленью глаз. И на этом, казалось бы, можно было перестать обращать внимание на человека, ввиду полной его словесной несостоятельности. Ниммея вскипела за доли секунды - за сказанное следом парня стоило хорошенько стукнуть. Чтоб жилось слаще и никаких больше зрелищ наблюдать не хотелось. Только звезды в глазах, носилки еще для одного и вдумчивый со стороны взгляд карих глаз, устремленный в затянутое облаками небо.
   Был бы у Грин хвост, он бы крайне недобро отбивал дробь пока шерсть на загривке воинственно топорщилась.
- Придурок, - процедила сквозь зубы зеленоглазая и одарила брюнета испепеляющим взглядом, подмечая, что на последнем слоге зубы отстучали дробь во славу зимней погоды.
- Сестренка... - испуганный шепот отвлек шатенку от созерцания отвлекающего фактора антропогенного происхождения, заставляя вновь повернуть голову, выцепить взглядом в наступающих сумерках лицо ребенка и обратьться в слух, нежно приглаживая ладошку. -
Нога больше не болит.
   И вот тут, нужно признаться, Грин испугалась не на шутку - мало ли почему могла перестать болеть конечность, но на ум почему-то как на зло приходило только самое безрадостное. Почему? Окоченение? Потеря крови? Повреждение позвоночника? Прежде, чем это осознать, Ниммея бросила испуганный взгляд на незнакомца, исподволь будто ожидая, что именно он бросит ей спасательный круг. Как-то этот отвлекающий фантор до сих пор довольно успешно отвлекал ее от ужаса всего происходящего, а мальчишка умудрился в одно предложение создать в мозгу хаос и разбудить в Ниммее страх.

+1

9

Она назвала его лжецом и обозвала придурком. Наверное, стоило рассмеяться, потому что тогда прозвучавшее превратилось бы в неудачную попытку задеть, а не в ещё одну пощёчину, которую он в действительности ощутил. Ему не понравилось, как она посмотрела на него с нескрываемым раздражением или скорее даже с бессильной злобой, как в этот момент он вопреки желанию почувствовал себя задетым и виноватым одновременно, как сразу захотелось  провалиться сквозь землю, чтобы избежать подобного, и как с новой силой всколыхнулось желание избавиться от бесполезности и помочь. Какая-то девчонка, не без помощи всей этой ненормальной ситуации, конечно, превратила все его мысли в кашу, обильно смешанную с эмоциями, что изрядно выматывало. Рука сама потянулась к чужому плечу, когда девушка вновь потеряла к нему интерес.
- Пр… - он почти произнёс извинение, но резкий испуганный взгляд тут же сбил с толку, заставив слова застрять в глотке, а самого брюнета отшатнуться и напрячься всем телом.
Изумрудные глаза больше не впивались в него с ненавистью, но этот новый взгляд не на шутку встревожил. Девушка смотрела на Зависть так, словно только он сейчас был в силах помочь ей, хотя, как известно, именно ему это и было не под силу. Этот взгляд не был пощёчиной, он был настоящим ударом, окончательно обезоруживающим, выбивающим воздух из лёгких, а вместе с тем и все мысли из головы. Боаз мысленно чертыхнулся, где-то далеко, словно бы и не внутри своей головы подумав, что уж лучше бы она смотрела на него с недовольством, чем так.
- Что? В чём дело? – взволнованно спросил он, снова опустившись рядом и схватив девушку за руку.
Сквозь холод и дрожь в руках он чувствует слабое чужое тепло, и от этого лишь крепче сжимает в ладонях руку шатенки. Возможно, она ждала вовсе не спасения, а надежды. Самой маленькой, крохотной надежды, что они справятся, что всё закончится хорошо. Ждала, что кто-то убедит её в этом, но Амон был Грехом всё же заметно больше, чем человеком, поэтому ничего не понял. А если и понял, то вряд ли стал бы тратить время на глупые попытки убедить в том, что в принципе может и не произойти, ради хрупкой надежды, способной разрушиться в любую секунду.

+2

10

   Слова извинения Ниммея так и не услышала - как-то мимо проплыла вся эта ситуация с личными переживаниями кареглазого, хотя его резко повысившаяся участливость и привнесла немного равновесия на место потерянного спокойствия.
   Тут же резче стал ощущаться металлический привкус во рту и нервное напряжение, будто разом слишком много плохого случилось за этот день и стукнула ровно неделя, как зеленоглазая перестала спать, хотя это и было не так. Нестерпимо острым стало желание все это выплеснуть, как грязную воду из тазика летом, избавиться, пока оно не приросло, не стало своим, не проникло в вены.
   Поврежденная нога заныла сильнее, вынуждая Грин сжать зубы и крепче вцепиться в руку снова оказавшегося непозволительно близко брюнета.
- Нам нужна скорая. И чем быстрее, тем лучше. - В шапке становилось невыносимо душно, и шатенка стянула ее с головы, Подмороженная снегом, но еще не присохшая из-за холода, больше широкая царапина, нежели рана над ухом снова щедро капнула крови на воротник безнадежно испорченной куртки.
   Голова на секунду пошла кругом, но тут же была вздернута за шкирку и приведена в порядок. В пульсирующем болью виске родилась мысль, что нужно отослать кареглазого как можно дольше, чтобы... Чтобы что? Не навредить ему? Что еще за чушь?
   Внутренности будто сворачивались в спазме, ногу с каждой секундой все больше скручивала боль.
- Мы уже достаточно прождали, похоже они не собираются приезжать вовсе...
   Почему-то хотелось надеяться, что брюнет не станет выкабиниваться и тут, а сделает с этим хоть что-нибудь. Например, сходит и приведет помощь. На самом деле Ниммея понятия не имела о чем именно стоит просить в эту минуту, а потому не стала. И виной тому была не собственная взыгравшая гордость, а именно незнание. Мальчику непременно нужна была помощь, да и ей самой бы не помешала.
   Росло количество тел и там, где не так давно очнулась сама Ним, а кареты скорой помощи все не было.
- Пожалуйста...

Отредактировано Nimmea Green (2017-08-17 20:50:55)

+3


Вы здесь » Down In The Forest » архив незавершенных эпизодов » 05.12.2013 | моя кровь - клюквенный мусс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC