Levi Strauss Получив на свою почту документы от Уорда, Леви завис в гостинице на два дня, изучая материалы, и попутно пытаясь освоить теоретический курс криминального... дальше

навигация по важным темам

гостевая сюжет о городе о зове расы фак правила персонажи внешности нужные
Добро пожаловать в нашу конфу в Discord! Там можно быстро получить ответы на вопросы и просто приятно провести время.
Emily; Janosh; Daniel; Jack

NC-21 | городская мистика, хоррор | США | декабрь 2016

Годфри - не тот город, куда захочется приехать на экскурсию. В Годфри нет достопримечательностей и дорогих отелей, в Годфри даже школы нет. В Годфри приезжают, когда не находят места для себя в целом мире. В Годфри приезжают прятать своих бесов или же прятаться от них же. В Годфри приезжают те, кого он зовет. Прислушайся, может, он зовет и тебя.

Down In The Forest

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Down In The Forest » архив незавершенных эпизодов » 02.10.2016 | I feel so bad


02.10.2016 | I feel so bad

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

I FEEL SO BAD
http://s5.uploads.ru/t/WNxfE.gif http://s2.uploads.ru/t/kEcHF.gif
Melanie Martinez - Carousel

Кит и Джо

01:45, 2 октября 2016 года
больница св. Анастасии

Ночное дежурство должно быть обычным, как и всегда. Но не стало. В прочем о том, что произошло внутри стен здания, которое должно возвращать надежду, а не забирать, останется только между двумя...нелюдьми.

Отредактировано Joanna Bredley (2017-07-08 06:41:52)

+3

2

Доброй ночи, доктор Окман. 
Доброй.
Кит любил ночные смены. Иногда его, конечно, косило и рубило в сон, но к недосыпам и работе на износ он привык еще с университета. Медицина – вообще профиль довольно тяжелый, поэтому любому, кто работает в больницах, стоит не только зарплату повышать, но и медалями «за храбрость», «за мужество», «за слабоумие и отвагу» наградить. Желательно при жизни. Окман отодвинул тыльной стороной ладони жалюзи в коридоре. Солнце уже скрылось за горизонтом, а улицы освещала неполная луна. Мужчина потянул носом воздух, задержал на несколько секунд дыхание, и только потом медленно выдохнул через полураскрытые губы. На часах значилась половина второго ночи, а домой собираться ему теперь только часов в семь утра, если не произойдет какой-то чудесный форс-мажор. Чудесный – потому что в этом «мертвом» городе больница тоже какая-то «мертвая». Среди постоянных пациентов здесь только скучающие идиоты, притворяющиеся носителями психических расстройств, старики из соседних городов, которых за отдельную плату принудительно вводили в кому неблагодарные родственники, чтобы сэкономить на домах престарелых, студенты местного колледжа, жаждущие откосить от занятий и поваляться на диване неделю-другую, и, самая редкая категория, реально больные люди. Хотя, надо сказать, к последним курсам обучения Кит сильно полюбил занятия по общей хирургии, и уж что-что, а кого резать и шить в Годфри всегда найдется. Да, есть магики-целители, безбожно отнимающие работу у больницы, но не так уж давно им вообще позволили въезжать в Город, так что действительно хороших специалистов этого профиля совсем мало. Немногие из них смогли бы вытащить из орущей туши кусок прошедшей насквозь арматуры так, чтобы несчастный не только не умер от потери крови, но еще и не убил лечащего, махая своими конечностями.
Мужчина мерил шагами больницу, зажав в зубах колпачок от ручки, и, склонив голову, бегал глазами по карте пациента. Ему даже смотреть не нужно было, куда он идет, слишком хорошо он знал едва ли не каждый сантиметр этой больницы. Так он и дошел до нужной палаты, ни разу не подняв голову, ни разу не отведя взгляда от истории болезни мистера Фишера. Он навалился на дверь спиной, локтем опустил ручку и, только оказавшись у больничной койки, наконец оторвался от бумаг. Помимо коматозника и самого Окмана в палате был еще и медбрат, имя которого врач вечно забывал. Зато эту тупую физиономию помнил замечательно.
Эй, ты его убить пытаешься, что ли? – с долей раздражения бросил непутевому сотруднику Кит, наблюдая, как тот пытается вставить пациенту катетер от капельницы, истыкав иголкой всю руку до синяков, – бросай медицину, пацан. Это не твое.
Вендиго обреченно вздохнул и краем глаза увидел через окно на двери проходящую мимо знакомую медсестру. Он тут же сорвался с места, приоткрыл дверь и схватил девушку за локоть, глазами показав, что нуждается в ней сейчас в палате.
Вот – отличный специалист, – сказал мужчина, отпуская руку Джо и указывая на нее медбрату, – Мисс Брэдли, не могли бы Вы показать этому дебилу, где у людей находятся вены и как устанавливать катетеры?
Он не часто пересекался с этой своей коллегой, даже лично знаком не был по факту, но имя запомнил – не раз видел его в картах пациентов, за которыми она была прикреплена. И вся та работа, которую она выполняла, всегда была безупречной, не придраться. Создавалось впечатление, что она может гораздо больше, чем любой другой младший персонал, наверняка ей вообще впору подаваться во врачи. Мужчина сделал шаг назад и облокотился на дверь, скрестив руки на груди, готовый наблюдать за тем, как блондинка утрет нос зазнавшемуся болвану-медбрату.

+3

3

Джо безразлично глядела на парня, бурно жестикулирующего и что-то вдохновлено вещающего. Девушка его не слушала, лишь время от времени подносила сигарету к губам, даже не особо стараясь делать вид, что ей хоть чуточку интересно.
- Так вот, я подумал...
- Ты это умеешь? - Безапелляционно поинтересовалась Брэдли, затягиваясь табачным дымом в очередной раз. Она прислонилась грудью к лестничным перилам и перевела взгляд вниз. Собеседник, наконец, заткнулся, явно не ожидая подобного вопроса. Что лишний раз доказывало: чувак туп, как пробка.
- А ты дерзкая, не ожидал. - Раздаётся в ответ. Пыл медбрата подутих - он перестал мельтешить, пытаясь привлечь внимание блондинки. Девушка искоса взглянула на него, выпуская струю дыма в сторону.
- Это потому, что ты меня задрал уже.
- Если бы я тебя задрал, то ты бы по другому говорила! - наглое самодовольное ржание, которое мгновенно побудило в Джоанне желание приложить головой о железные прутья перил.
- Что и требовалось доказать. - Процедила она, выбрасывая докуренную сигарету в мусорку, борясь с желание воткнуть не погасший окурок в глаз. Завернувшись к кофту, она переступила с ноги на ногу, чуть склонив голову набок.
- Ладно, попробую твоим языком. Иди на хрен, Мик. Мне не интересны ни твои бравые похождения, ни твоя показушная альфосамцовость, потому что по факту, ты полный ноль, даже без палочки. С крючочком, предназначенным исключительно для того, чтобы справлять нужду. Хотя, если ты постоянно промахиваешься мимо унитаза, то я этому совсем не удивлюсь. Твой бред только на привлечение дешёвых проституток и годится, да и то, если к этому трёпу приложится пару десяток долларов. Может попытаешь счастья там? Глядишь, и правда отсосёт тебе.
С этим словами она развернулась и направилась к двери, не ожидая ответа. Джо привыкла оставлять последнее слово за собой. А этот придурок изрядно ей потрепал нервы за последние пару месяц, доставая своими подкатами восьмиклассника. Достал настолько, что она решила сделать этому миру одолжение - избавить его от ещё одного никчёмного имбецила.
- Вот и сука же ты, Джо. Я ж и по шее дать могу за такие разговоры. Больно язык у тебя длинный оказался. Гляди, стерва, по углам озирайся!
- Удачи! - Она махнула рукой, и зашла внутрь здания.

Заполнив карточки, Джо понесла их в регистратуру. Правда дойти до нужного пункта не удалось - её поймал доктор Окман, буквально выскочивший следом из палаты.
"Пошёл ты на хрен, доктор Окман. Сам иглу воткнуть не можешь?
Чуть было не ответила она, но сдержалась, и улыбнувшись, легко прошла в палату вместе с мужчиной. Стоило ли упоминать, что бедолагой, которого костерил Кит, оказался Мик? Джо только бровью повела. Нашли кому доверить ставить катетор! Этот крокодил больше калечит, чем лечит. Положив карточки на стол, девушка проскользнула между больничной койкой и массивной фигурой медбрата. Затянув жгут потуже на руке больного, она обработала кожу, с раздражением отмечая, что на сгибе локтя и место живого не осталось. Девушка не удержалась и бросила презрительный взгляд в сторону Мика. Кто так вообще работает? Тяжело вздохнув, ввела иглу в вену и присоединила катетор к гибкой трубке капельницы.
- В следующий раз, если тебе не удаётся найти вену, то не нужно мучить себя и пациента. Ставь вот сюда. - Джо указала пальцем на тыльную сторону ладоней, где виднелись бугорки вен. - А вообще, советую сходить на повышение квалификации. - Равнодушно проговорила она, подхватывая стопку карточек и прижимая их к груди.
- Я могу идти, доктор Окман? - Осведомилась она, глядя прямо в глаза Киту." Экзекуция, полная унижения и человеческих страданий состоялась, теперь можно я продолжу заниматься своими делами" - будто спрашивала она на самом деле. Этого человека она много раз видела в больнице, знала по рассказам медсестёр, особенно Дебры "он такой лапушка" Гарви. Сколько Джо не приглядывалась, но так и не поняла, с чего это она взяла, что Окман - лапушка? В прочем, Дебра имела привычку таять от любого более или менее приличного мужика.
Вообще, Джо собиралась отправиться перекусить... в морг к Рори. Единственный человек, с которым не приходилось притворяться, что он ей нравится. То, что патологоанатома считали странным - это ещё мягко сказать. Рори словно застрял где-то в шестнадцать, в стиле вечного эмо, что не мешало ему быть хорошим специалистом и любить свою работу. Тянуть гнев с него не получалось да и не хотелось - он был слишком унылым для этого, обрубая все желания духа на корню. Он больше подходил на роль кормушки для Скарлетт, но никак не для Винца. И всё же, он ей нравился, своей чудаковатостью, своим отношением ко смерти и с тем, как спокойно уплетал бутерброды в обществе трупов. И самое главное, он не был дебилом, а это просто поразительно, учитывая, как Бредли относится к людям, да и к нелюдям, в общем.

+3

4

Педагог из Кита никчемный, о чем он сразу при устройстве уведомил начальство, чтобы те не пихали ему в подчинение неумелых выпускников или просто бездарных сотрудников. Пусть этим занимаются другие – они и научат лучше, чем Кит, и поливать средний персонал дерьмом, наверняка, будут поменьше. Окман никогда не скажет непутевому Мику, где он облажался и что конкретно сделал не так, более того – он ему никаких советов, объяснений или еще чего-то подобного давать не станет. Позлится, повопит, поскалится, пихнет в сторону и сделает все собственноручно, попутно проклиная нынешнее образование и дебилов, прущих в медицину. Ведь, если хочешь сделать что-то хорошо – сделай это сам. Так проще и быстрее, чем пытаться внедрить необучаемым оболтусам в головы хоть какие-нибудь полезные знания, которые, в общем-то, должны быть в их дырявых головах еще с университетов. У Кита душа лежала к медицине, у него для этого были способности и возможности впитывать в себя информацию подобно губке. Далеко не все учащиеся на медицинских факультетах могут похвастаться чем-то хотя бы похожим, но Окман был непреклонен – если не понимаешь, если не стараешься, если не прикладываешь усилий, если не хочешь связывать жизнь с этой сложной наукой – скройся. Забери документы, брось ты этот факультет, на нем свет клином не сошелся. И свое время тратишь, и всех действительно толковых специалистов, которым потом приходится за тобой подтирать.
Он с интересом наблюдал за Джоанной и за меняющейся физиономией Мика. Врач довольно усмехнулся, оттолкнулся от двери, сложил одну руку в карман белого халата, а второй надавил на дверную ручку.
Да, мисс Брэдли, Вы свободны. А тебя, – он бросил взгляд на парня, недовольно сведя брови, – чтобы глаза мои до конца смены не видели.
Мужчина закатил глаза и следующие слова бормотнул себе под нос, но в маленькой полупустой палате его было слышно весьма отчетливо:
Придурок, чудом избежавший естественного отбора. Мусор. Бесполезный кусок человеческой плоти, чтоб тебя.
Кит уже развернулся и готов был покидать палату – Фишера сегодня больше тревожить не требовалось – но его планы нарушил все тот же бестолковый пацан, начавший что-то гневно высказывать в адрес своей более разумной коллеги, заставив вендиго вновь обернуться лицом к этим двоим. Мик не затыкался, решив, очевидно, злость на Окмана выплеснуть на звено помладше. Ну кто же так делает, а, Мик? «Пф, отброс». Мужчина отпустил дверную ручку и вновь направился ближе к этим двоим, чтобы вставить пацану мозги на место. Тот к своей полной дерьма речи подключил еще и активную жестикуляцию руками – настолько активную, что Киту даже показалось, что он собирается дойти до рукоприкладства в отношении ни в чем не повинной медсестры, превосходящей своего коллегу во всех отношениях. «Ты же этого таи не оставишь, а, Окман? Господи, не дай ему ее ударить!». Кит схватил парня за запястье левой рукой и весьма угрожающим взглядом посмотрел ему точно в глаза.
Нет, дорогуша, так врачи не поступают.
Он резко выкрутил и дернул руку медбрата, заставив что-то в ней хрустнуть, если не треснуть – парень выпустил громкий, но короткий, вопль, едва не оглушив Окмана.
Врачи должны помогать, а не калечить.
Он все еще не отпустил его запястья, потянул на себя за многострадальную руку, заставив несчастного согнуться в коленях и спине, приблизившись лицом к лицу врача.
Ты же давал эту сраную клятву, мудила!
Кит занес свободную руку, сжал в кулак и вдарил ошибке природы по лицу, вероятно разбив нос. В следующую секунду он отпустил запястье побитого парнишки, встряхнул ударной кистью и, качнувшись, сделал один короткий шаг назад, ближе к Джо. В нос ударил запах свежей крови, пробудивший в Окмане голод. Когда он в последний раз ел человечину? Двадцать седьмого сентября, кажется. Или двадцать шестого? Еще и недели не прошло, но сейчас ему казалось, что он не жрал сырой человеческой плоти уже целую вечность. Да и что там такого было пять дней назад? Разбухшие от сырости тела не первой свежести. А сейчас прямо перед ним еще живая туша. Даже две. Пока парень приходил в себя, мужчина попятился назад, пошатываясь, сводя брови от недовольства и прикрывая ноздри тыльной стороной ладони левой руки. «Держи себя е руках, ты же в больнице. К тому же двое – слишком много, опасно. Черт, разве можно ту пятерку считать едой? Не важно, не стоит этого делать. Все хватятся пропажи двоих сотрудников! Вали отсюда, идиот, уходи, пока не поздно! Аргх, завали!». Окман вцепился правой рукой в волосы так крепко, словно хотел вырвать целый клок. Продолжая шататься, он снова оказался у двери и, не отнимая ладонь от лица, щелкнул замком, запирая в палате трех работников больницы и одного пребывающего в коме мистера Фишера.

+3

5

Слушая, как Мик костерит её отборной бранью, нецензурно выражая своё мнение о медсестре, Бредли до дрожи хотела начать, оставалось только дождаться, когда доктор выйдет за дверь. Джо уже достаточно сегодня сделала для того, чтобы довести Мика до белого каления. Капля за каплей, она неспешно разрушала его хрупкое терпение и голословное заявление, что женщину он никогда бы не ударил. Для того, чтобы разрушить душевное равновесие данного индивидуума, не стоило даже напрягаться. Он был из тех типов людей, в чьей душе такой грех, как гнев, определённо занимал лидирующую строчку топового хит-парада. Всё, что она делала - специально, расчёт на то, что он, наконец, закончит ломать комедию и даст волю чувствам. Точнее одному и очень питательному. Но кто ж знал, что последней точкой, после которой не будет возврата к старту, случится именно здесь, при докторе Окмане? Присутствие Кита не входило в планы Джо, поэтому она приготовилась к тому, что будет импровизировать. Что ж... так даже было лучше! Что может быть вкуснее и приятнее, чем двое, словно одичалые звери, сцепившихся мужчин? А ведь всё именно к этому и шло. Джо глянула из-за плеча на Мика, направляя свой приказ точно в его тупую голову. Затем приняла невинный вид, растерянно и даже напугано взглянув на Окмана. А дальше всё потекло по запланированному сценарию. Джо могла больше не сдерживать свой голод и утолить его в полной мере, вытягивая злобу сразу у обоих. Привычное дурманящее тепло растекалась по телу, она запрокинула голову, улыбаясь, как человеком под кайфом и слегка закатив глаза. Это было просто великолепно! Она обожала, когда выпадала возможность не скромничать и получать всё и сразу. Ей всегда мало, она хотела больше. Больше, чем может желать Алчность. Джо была жадна до гнева.
Однако, её быстро прервали. По её мнению, Кит совершил какое-то безумное и странное действие, которое заставило медсестру остановиться и насторожиться. Отшатнувшись в её сторону, после того, как отправил Мика на пол, он словно начал сходить с ума. Будто в его голове началась какая-то ожесточённая борьба природу которой, Джо никак не могла понять. Она внимательно наблюдала за мужчиной.
"Что ты такое?"
Она бросила быстрый взгляд на медбрата, чей нос оказался разбит, и теперь он нещадно пачкал своей кровью стерильно чистый пол палаты. Грязно,
придётся повозиться, чтобы убрать.
Девушка прикинула в своём уме различные варианты того, что могло происходить. Окман не переносит вида крови? Нет, это вряд ли. Тогда что? Пришёл в ужас о того, что ударил человека на рабочем месте и это может сказаться на его карьере? Может быть, особенно если инциденты уже имели место быть. Или у него какие-то психологические проблемы с этим? А может здесь кроется нечто другое? В любом случае, у мистера Окмана имелись свои скелеты в шкафу, которые так неожиданно всплыли при посторонних. Если у него проблемы с управлением гневом, то это хорошая новость для Джо. Если Мик вздумает болтать, Бредли выгородит Кита - ей с её безупречной репутацией поверят, сомневаться не приходилось. Ведь до сих пор так и обстояли дела.
"Какой ты оказывается, сладенький, доктор Кит Окман. Вот уж никогда бы не подумала!"
Тень довольной улыбки промелькнула на лице Бредли. Нужно продолжать играть свою роль. Тот держался за дверь, стоя к блондинке спиной.
Она бросилась к мужчине, мягко, но настойчиво схватив того за плечи.
- Доктор Окман, вы в порядке? Может стоит позвать охрану...
Но Гнев быстро осеклась, заметив, что дверь закрыта.
"Ну и зачем ты её запер, дорогуша? Не мог же ты это сделать совершенно случайно? Или мог?"
Отступив на шаг назад, она наблюдала за мужчиной, постепенно начиная понимать, что сейчас творится в палате. Она жила слишком долго, чтобы понимать многие вещи, быстрее других, исходя из собственных воспоминаний прошлых жизней. И не могла спутать это чувство с каким-то другим уже на интуитивном уровне.
Он тоже борется.
И тоже с голодом.
Но совершенно иного типа.
Джо изогнула бровку и огляделась по сторонам. Не хватало ещё только стать жертвой вендиго. Уж слишком сильно ей нравилась её нынешняя оболочка, которая лучше всего скрывала подлинную сущность. Обычно, такие как он, избегают таких, как она. Но ведь Кит даже не подозревал о том, что не он один особенный в этой комнате. В прочем, если дать ему возможность пообедать Миком, то он будет сыт и не станет нападать на неё. А этого придурка совершенно не жалко. Медленно, шаг за шагом, продолжая прижимать карты к груди, она отступала назад, чтобы не стоять на пути хищника перед его загнанной добычей. Пусть добьёт до конца.
Будет крайне любопытно понаблюдать за тем, как он расправиться с человеком. Глаза Бредли загорелись лихорадочным огнём, а губы снова скривились в улыбке. Она вновь дёрнула бровью.
"Фас, мальчик, фас!"

+3

6

«Идиоты!»
Он удивился, когда почувствовал, как девичьи пальцы коснулись его плеч. По спине ровным строем быстро прошлись мурашки, а плечи слегка дрогнули от неожиданности. Позвать охрану? Странное предложение и в странном направлении – инициатором драки, по большому счету, являлся Кит, ведь именно он разбил нос непутевому медбрату, когда тот только замахнулся до удара. И никто даже доказать не сможет, что это было не просто запугивание. Факт – драку начал Кит. В охране смысла нет, даже несмотря на то, что врачу поверят охотнее, чем среднему персоналу. В конце концов, забывать про камеры, установленные в каждой палате, не стоит.
Вендиго ничего не ответил коллеге, лишь слегка качнул головой отрицательно. На секунду забывшись, он отнял руку от лица, и тут же в ноздри снова ударил запах свежей крови. Он напряженно свел брови, а руки сжал в кулаки, превозмогая желание сожрать мальчишку живьем. Камеры. Мужчина бросил беглый взгляд к потолку, обнаружив в углу записывающее устройство, направленно сейчас как раз на него с Джоанной, едва-едва захватывающее в кадр Мика. Кит резко сорвался с места, одной рукой словно отстраняя блондинку назад и прижал парнишку к стене прямо под камерой, схватившись руками за его рубашку. Чтобы тот излишне не брыкался – Кит ненавидит, когда еда размахивает конечностями и орет – мужчина вдарил ему по голове с такой силой, что расшиб собственный лоб, зато вырубил на некоторое время оппонента. Невысоко подпрыгнув, Кит дернул провода камеры, чтобы та перестала записывать и транслировать картинку на мониторы охраны. Он протер лоб тыльной стороной ладони и взглянул на безвольную тушу. Больше сдерживать себя он не мог, слишком уж сильно хотелось есть. Голод затуманивал разум, не давал думать больше ни о чем другом, кроме как о пережевывании рваных кусков живой плоти. Мужчина присел на корточки и, поднеся руку Мика к своим губам, потянул носом воздух, наслаждаясь приятным запахом грядущего ночного перекуса. Надолго трапезу он откладывать не намеревался, поэтому тотчас вцепился мощными зубами в плоть, совсем не переживая за свой внешний вид. Он полностью посвятил себе еде, абстрагировавшись от окружающего мира. А о чем беспокоиться? Камеры он вырубил… «Медсестра, твою ж мать!».
Резко развернувшись, демонстрируя Джоанне измазанное в чужой крови лицо, Кит вскочил на ноги, держа в руке отделенную от тела верхнюю конечность Мика, и вытер рот рукавом когда-то белоснежного халата.
Джоанна, дорогая, – начал он. Удивительно, что девушка еще не сбежала с палаты с криками и визгами, чтобы доложить о случившемся охране или, по меньшей мере, спасти собственную задницу.
Сейчас, когда голод не мешал ясно мыслить, он почувствовал, что блондинка пахнет совсем не так, как однорукий медбрат. Вкусная пища – люди и, в крайнем случае, магики. Они и пахнут как стейк, только снятый с гриля. Все остальные пахнут не так приятно, и питаться ими не шибко-то хочется. Не всегда есть возможность выбирать, конечно, но сейчас в его распоряжении целое человеческое тело, которым можно более чем насытиться. Есть медсестру он не станет. Но лишние свидетели ему тоже ни к чему. Он внимательно смотрел в ее глаза из угла палаты и не видел в них страха. Она казалась куда более напуганной, когда в ее сторону бросился никчемный пацан, чем когда от этого пацана откусили конечность.
…привези, будь так любезна, каталку. Кажется, нам придется наведаться к патологоанатому.
Сам он за ней отправиться не мог – его лицо, рукава халата, рубашка и галстук были измазаны в крови, что очевидно привлекло бы внимание оставшегося в ночную смену персонала. Окман хорошо понимал, что мисс Брэдли наверняка побежит не за каталкой, но почему-то он проникся каким-то странным доверием к этой блондинке с того самого момента, как почувствовал ее прикосновения.
И, если будет возможность, захвати чистый халат, а то мой… – он поднял руки чуть вверх на уровне груди, все еще не отпустив из ладони руку Мика, и указал взглядом на окровавленные рукава, – …немного не пригоден для дальнейшей работы.
Он улыбнулся, будто показывая, что и пальцем Джо не тронет, и замер в ожидании ее дальнейших действий.

+2

7


Didn't you read it in the detail?
That if you're idle in your welfare
Now you wanna know an answer
But if you're dancing you're a dancer
The devil takes care of his own

http://sf.uploads.ru/t/kiId0.gif

Джоанна отошла к двери, чтобы не оказаться запачканной в случае чего. А в безупречно чистой палате быстро стало грязно. От запаха свежей крови даже в ноздрях засвербило. Джо подёргала носиком, желая избавиться от этого, равнодушно наблюдая за всем происходящим. Ничего нового она для себя не открыла, ситуация даже вполне обыденная для Годфри. Правда своими вкусовыми пристрастиями никто старался не светить, предпочитая более уединённые места. Как говорится, нет тела - нет дела. Но что поделать, если голод подкрадывается внезапно и со спины, словно беспросветная нищета к бедняку. Предусмотрительный доктор Окман сломал камеру, установленную в палате и вывел из игры медбрата на тот случай, если ему захочется продемонстрировать мощь своих голосовых связок. Мик давился собственной кровью, которая обильно сочилась из носа, в конечном итоге, он просто потерял сознания от болевого шока. Бредли скривилась. Ну надо же! А она думала, что его хватит на дольше, может быть, ему бы даже удалось закричать и своими воплями вывести больного из небытия. Но с другой стороны, прекрасно, что всё прошло тихо, без лишнего шума. Грех никогда не любила ненужного внимания в неподходящие моменты.
Затем Кит опомнился, осознав, что в палате всё ещё находится Джоанна. И если он собирался в какой-то период убить медсестру, которая так много увидела, то очевидно, что он всё-таки передумал. Она внимательно оглядела мужчину всего испачканного в чужой крови и держащего чужую руку. Это ей показалось таким... обычным. Как будто они уже так раз сто делали. Своеобразный поздний ужин для двоих существ.
- Желательно, - она указала папкой с карточками на Кита, затем на оторванную конечность и наконец, на тело на полу, - чтобы патологоанатом этого не видел. Мне нравится Рори, не хочу его впутывать во всё это. Отправлю его куда-нибудь погулять. Я скоро вернусь, закройте за мной дверь... доктор Окман.
Джо повернулась спиной к вендиго, показывая тому, что верит в его относительно мирные намерения по отношению к ней. Она щёлкнула замком, затем повернулась к мужчине.
- Знаете, у вас шматочек мяса, вот здесь. - Она показала пальцем на правый уголок губ на собственном лице, после чего вышла в коридор и направилась в сторону сестринской, где находилось всё необходимое для устранения ненужных улик. Блондинка без труда отыскала вёдра, тряпки, дезинфицирующие растворы. Сложила всё это добро на каталку и покатила её вперёд, чтобы прихватить халат для доктора. Было бы неплохо, конечно, никого не встретить по дороге, но на всякий случай, у неё заготовлена добротная легенда, которая удовлетворит чужое любопытство. К тому же, необходимо отнести карточки пациентов в регистратуру. И лучше это сделать сейчас, чтобы Дебра не начала носиться по всей больнице в поисках напарницы. Вездесущую коллегу она как раз и застала за регистрационной стойкой - она читала очередной дурацкий журнал. Но едва заприметив Джо, женщина тут же отложила его в сторону, оглядев снаряжение Бредли.
- Господи, Джо, зачем тебе всё это? Что-то случилось? - С беспокойством поинтересовалась она, приподнимаясь со стула. Гнев положила карточки на гладкую поверхность стола и пожала плечами.
- Одному пациенту стало плохо. Захотел дойти самостоятельно до туалета и не дошёл.
- Боже мой, тебе помочь?
- Ну, знаешь, а потом его ещё и стошнило. Очень неприятное зрелище, не думаю, что тебе оно понравится.
Дебра сочувственно покачала головой.
- Так отправила бы этого придурка Мика прибираться! Он всё равно больше ни на что большее не годен.
- Он там был, и ему тоже стало плохо, так что убирать придётся и за ним. Собственно, каталка для этого оленя, как раз. Сознание потерял и голову расшиб. Подай чистый халат, пожалуйста.
Гарви исчезла за дверью сестринской и вскоре вернулась со свежей формой.
- Только ради тебя это делаю, а этот придурок пусть больше никогда не приходит за формой! Только и делает, что портит их. - Дебра яростно тряхнула крашенными в рыжий кудряшками, собранными в хвост.
- Это не для него, а для доктора Окмана.
Гарви сразу же поправила прическу и оттянула свою рабочую форму, чтобы та лучше очертила её фигуру.
- Может быть, я всё же помогу?
Джо мысленно представила картину, которая сейчас рисована аляповатыми кровавыми пятнами и едва сдержалась от того, чтобы насмешливо фыркнуть.
- Не думаю, что доктор Окман настроен на то, чтобы флиртовать с тобой. Дай ему немного привести себя в порядок. - Бредли прохладно улыбнулась, затем направилась в сторону того больничного крыла, где оставила умирающего медбрата и вендиго. Добравшись до нужной двери, она тихо постучала и когда ей открыли, быстро проскользнула внутрь, затаскивая каталку за собой.
Оценив масштабы предстоящей работы, она тяжело вздохнула, уперев руки в бока. Для начала, стоит убрать эту разодранную тушу в мешок для трупов и положить на каталку. Аккуратно лавируя между кровавыми разводами, девушка обошла тело, остановившись у его головы, разглядывая бледное лицо.
- Только давайте, это не будет входить в привычку? Это я к тому, что в общественных местах труднее избавляться от тел. - Она исподлобья взглянула на Кита. - Помогите мне убрать его, и пока я буду занята уборкой, вам не мешает в душ сходить. - Она кивнула головой в сторону двери, ведущую в небольшую ванную комнату.

+2

8

Мужчина проследил взглядом за тем, куда указывала медсестра, настаивая на том, чтобы не везти несчастного паренька в морг, пока там находится Рори. В целом, она права — Кит плохо был знаком с персоналом, несмотря на то, что работает здесь уже добрых два с лишним года. И Рори этого только в лицо знал, поэтому иначе как по специализации не называл. Джо была первой в этой больнице, кто совершенно точно узнал о том, кем на самом деле является их врач. Не то, чтобы он прямо-таки сильно этот факт скрывал (тем более, что больницу, как оказалось, один из вендиго здесь и построил), просто излишне не распространялся, да и на диалоги с коллегами его было довольно сложно развести — вечно мотался где-то между своим личным кабинетом и палатами пациентов, обмениваясь с прочими сотрудниками лишь приказами и редкими любезностями.
Блондинка приятно порадовала своим доверием. Был, конечно, шанс, что она просто хочет без лишнего шума покинуть палату, а уж там донести на врача-людоеда или сбежать. Но она повернулась к нему спиной, так люди в своем уме не сделают, особенно сразу после того, как у них на глазах жевали руку медбрата.
О, спасибо, — удивился Окман на замечание об оставшемся на лице кусочке еды.
Улыбнувшись, он снял кусочек плоти с уголка губ и положил тот в рот, с наслаждением облизнув палец, словно только что съел что-то сладкое. Как только Джо удалилась, мужчина подошел к двери и снова щелкнул замком. Не хватало, чтобы какой-нибудь зевака, случайно спутавший палаты, ввалился и лицезрел эту картину маслом. Кит присел на край постели мистера Фишера и принялся разговаривать с этим идеальным слушателем, активно при этом жестикулируя всеми тремя руками.
Кто бы мог подумать! — он откинулся назад, глянул в карту пациента, чтобы уточнить его имя, — ...Джон. Серьезно, какова была вероятность, что мисс Брэдли окажется такой понимающей и услужливой? Очаровательная девушка, — Кит посмотрел куда-то в сторону, продолжая говорить куда-то в воздух, зная, что его собеседник все равно ни на что не отвлечется, — жаль только, что мертвая немножко. И не рыжая. Ладно, шучу, не напрягайся. Я бы не стал ее есть.
Не зная, в чем еще признаться находящемуся в бессознательном состоянии пациенту, Окман сначала просто замолчал, а спустя минуту ожидания принялся напевать какую-то прилипучую песню, которую сегодня утром услышал на радио. Джо, надо отдать ей должное, долго себя ждать не заставила. Услышав тихий стук, врач поднялся с койки, развел руками, глядя на больного, и буркнув  «Как-нибудь в другой раз еще поболтаем, Джон», направился к двери. Раз никто не дергал ручку перед тем, как стучать, значит человек по ту сторону точно знал, что дверь заперта. Поэтому Кит так спокойно щелкнул замком, впуская блондинку в палату вновь. Улыбнувшись, он помахал ей оторванной рукой Мика и, улыбнувшись, выдал:
Здра-авствуй еще раз, Джоанна-а.
Боже, эта шутка никогда не перестанет быть смешной. Окман распахнул дверь шире, чтобы девушка могла ввезти в палату каталку со всем барахлом, а затем, на секунду выглянув в коридор и поглядев по сторонам, чтобы убедиться, что никого живого поблизости не находилось, запер дверь снова.
Не переживай, я таким не занимаюсь. Я все еще хочу здесь работать, знаешь ли, — он развел руками (как же все-таки забавно смотрится рука Мика в эти моменты) и откусил один из пальцев бывшего медбрата. От удовольствия он даже издал негромкий стон и закатил глаза, пока жевал, но почти тут же опомнился и вновь посмотрел на Джо, резко проглотив оставшуюся во рту плоть, — Этот просто совсем меня бесил. Дебил.
Вендиго положил чужую конечность на каталку и направился к сообщнице, так же стараясь избегать кровавых отпечатков на подошвах своих ботинков, по пути наспех облизывая собственные пальцы. Совместными усилиями они упаковали Мика в очаровательный черный мешок для почивших, после чего Окман скинул с плеч халат и положил его сверху, как только молния застегнулась над макушкой пострадавшего. В душ действительно стоило сходить и Кит мысленно отметил, что гений тот, кто придумал пациентам выделять персональные ванные комнаты в палатах. Хотя, учитывая, что больницу основал его сородич, не исключено, что он предполагал возникновение похожих ситуаций.

+1


Вы здесь » Down In The Forest » архив незавершенных эпизодов » 02.10.2016 | I feel so bad


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC